Характер и прошлое (к вопросу о методике анамнеза) Печать E-mail
ч. 2 Дефекты обычной работы с анамнезом становятся особенно заметными в сопоставлении их с принципиальными положениями, на которых должна строиться эта работа и на реализации которых основывается значимость результатов. Эти принципы сводятся к следующему: 1. При исследовании прошлого недостаточности знания одних только фактов поведения или одних только условий, но каждый пункт анамнеза должен учитывать условие прошлого и сопутствующие ему реакции личности.Это требование вытекает из того, что одни и те же раздражения могут вызвать неодинаковые реакции у разных субъектов. Например, стеснение свободы проявлений ребенка в семье может воспитать у одного пониженную активность, подавленное настроение, отсутствие самостоятельности и т.д., т.е. подавить субъекта, у другого типа эти условия разовьют склонность к временным компенсациям, которая выразится в том, что он будет искать выход для своей энергии вне стен дома, и, таким образом, уже не семья сыграет первую роль в его воспитании, или не одна она определит направление его интересов к различным объектам, у третьего — выразится в борьбе против подавляющего действия, вызовет агрессивность, воспитает непослушание, создаст антагонистическую установку к окружающим и может определить на будущее повышенную самозащитную реакцию.Насколько бесплодно будет наше знание, если мы ограничимся только характеристикой одних условий, и как много выиграет оно в разностороннем освещении личности, особенно в понимании ее установок, ее реакций в настоящем, если мы параллельно отметим ее реакции в прошлом.2. Факты прошлого должны рассматриваться не порознь, не как раздробленный перечень или механический конгломерат, но в системе их взаимной связи, их функциональных и временных соотношений.Благодаря функциональным соотношениям неблагоприятное обстоятельство может быть компенсировано другим, благоприятный фактор может быть сведен на нет отрицательным фактором. Действие одного может быть подчеркнуто контрастным влиянием другого. Порознь взятые, казалось бы, малозначащие факты, помножась друг на друга, создают исключительную выраженность анамнестического фона, в смысле влияния в том или ином направлении. Объективно-неблагоприятный факт может утратить свое острое значение вследствие привыкания и приспособления личности. Одно обстоятельство и связанная с ним реакция создадут установку, которая сама явится условием крайне неблагоприятной для личности переработки самих по себе индифферентных факторов. Наконец, самое главное: то или иное обстоятельство в контексте одних условий меняет свое значение в контексте других.Эти естественные требования в современной постановке работы с анамнезом обычно не реализуются с достаточной полнотой, что порождает целый ряд частных недочетов.1. а) Условия и факты не связываются с реакциями. Делается прыжок от условий прошлого к поведению ребенка в настоящем без попытки учета того, как он реагировал на условия в прошлом и как связаны эти реакции с реакциями в настоящем;б) наоборот, иногда поступки указываются в прошлом без связи с условиями, которым они сопутствовали.2. Факты берутся вне связи их между собою.3. Сведения собираются чисто механически, и нет достаточного понимания прошлого. Отсюда вытекает:а) недобор материала и, как результат его, «слепой» анамнез, не поддающийся использованию, так как, не вдумываясь или не понимая значения отдельных мест вообще или в системе прошлого данного индивидуума, опрашивающий не углубляет отдельных мест опроса, а потому не дает возможностей истолкования;б) часто недостаточное отделение момента собирания фактов от оценки их или конкретных фактов от фактов влияния. Имея перед собой готовый собранный материал, трудно бывает определить, к чему надо относиться как к фактам и к чему как к выводам (которые всегда являются условными). В выводах же часто не видно, что принадлежит исследователю и, следовательно, более обосновано, и что опрашиваемому лицу и, следовательно, менее достоверно.4. Факты прошлого оцениваются сами по себе вне связи их с индивидуальными особенностями изучаемой личности. С этим тесно связан:5. Неправильный, с точки зрения исследования отдельных случаев, подход к изучению среды, заключающийся:а) в рассмотрении ее только с описательно-констатирующей точки зрения, с общей оценкой, но без анализа относительного значения ее в целом и ее отдельных сторон в связи с особенностями данной индивидуальности;б) в отсутствие генетического подхода, выражающегося в том, что среда исследуется обычно только в поперечнике данного момента, а не в продольном разрезе, не в динамике ее изменений и соотношения условий с их суммацией, контрастом, компенсацией и многообразием других соотношении.6. Из предыдущего вытекает обычно случайный, поверхностный, неправильный характер выводов, и, так как продуктивное использование анамнеза при этих недостатках оказывается невозможным, собранный материал обычно остается в качестве мертвого балласта, механически присоединенного к «делу».7. Наконец, обычно отсутствует обобщающий вывод об общем ходе развития поведения в связи с условиями.Все перечисленные недостатки обусловлены не только тем, что рядовым работникам, собирающим сведения о прошлом, недостает времени для вдумчивого подхода к нему, но и обратной пропорциональностью между широким практическим распространением анамнеза и разработанностью методологии и техники анамнеза. Неумение собрать материал и использовать в смысле истолкования и выводов заставляет работников формально отнестись к этой важной и интересной стороне дела.Перейдем теперь к описанию техники собирания и анализа сведений о прошлом личности.Как всякий материал воспроизведения, анамнез имеет следующие особенности: ту или другую степень полноты, объективности и точности. Задача исследователя состоит прежде всего в том, чтобы получить материал максимально полный, объективный и точный.Точность и полнота сведений зависят не только от обычных условий воспроизведения, варьируя и в зависимости от различия фактов и отношения к ним, той или иной переработки их, но и от условий момента беседы, в частности, ситуации, ее вызвавшей, и отношения, которое вызывает опрашивавший, которое может тормозить воспроизведение, активировать его, или, наконец, может побуждать к даче намеренно неверных сведений.Всякому практику в этой области известно, как важно расположить к беседе и ответам опрашиваемого.Для этого надо прежде всего «нащупать», с кем имеешь дело, чтобы взять нужный тон. Начав беседу с более или менее формальных вопросов (живы ли родители, сколько человек в семье и т.п.), постепенно переходить к более интимным. Ответы лица, дающего сведения, его интонация, мимика и вообще все поведение позволяют грубо определить, насколько он доверчив, добросовестен, подозрительно настроен, застенчив, замкнут, насколько он интеллигентен, требователен к себе, беспристрастен, тенденциозен. Руководясь этим наблюдением, надо продолжать дальнейшую беседу с той степенью свободы и с тем отношением к данному лицу, которые бы обеспечили максимальный успех.Полная формальная безучастность исследователя к тому, что он слышит и записывает, излишняя развязность или демонстративная заинтересованность и сочувствие в одинаковой мере затормаживают показания. Основной тон обращения должен быть во всех случаях доброжелательным и деликатно сдержанным. В случаях очень тормозящих, или вследствие стеснительности, или вследствие тягостного или интимного характера фактов беседу необходимо осуществлять в несколько приемов.Особого внимания требует раскрытие тенденциозного характера показаний, которое не всегда легко. Не говоря о случаях чрезмерной утрировки, легко обнаруживающихся, более скрытая тенденция, между прочим, выявляется чрезмерной готовностью к подтверждениям провокационных вопросов в направлении тенденции и отрицанию по отношению к противоположным.Во всех случаях опроса важное использование документальных данных становится тем более необходимым, чем более обнаруживается пристрастность в показаниях.Анамнестические сведения собираются от лиц, лучше всего знающих прошлое, обычно родственников, которые не могут быть достаточно объективными как по мотивам личного отношения к исследуемому, так и вследствие того, что опрос касается и их лично; поэтому следует всегда пользоваться возможностью опросить и других лиц, знающих исследуемого.Особое место занимают показания самого исследуемого, которые, во-первых, в отдельных частях полнее всех других материалов, во-вторых, дают больше всего данных для суждения о том, какова была мотивация действий, как объективные факты перерабатывались в индивидуальном опыте и какие обстоятельства какой оставили след.Расхождения в показаниях часто проливают свет на истинное значение тех или иных фактов или событий, которое при других условиях было бы неясным.Как известно, существует целый ряд программ анамнеза. Со стороны содержания и со стороны редакции они страдают некоторыми недочетами, но обычно содержат основное и существенное, так что здесь на этом можно не останавливаться. Успешная работа с анамнезом зависит не столько от того, как составлена программа, сколько от способа получения сведений и пользования ими. Очень часто она имеет вопросо-ответную форму, как это особенно практикуется в медицинских амбулаториях. Если такой прием опроса допустим в статистических целях при массовом обследовании, то во всяком случае он совершенно не должен иметь место при исследовании отдельных случаев.Программа анамнеза, как бы детально она ни была составлена, никогда не может охватить всю пестроту реальной жизни. Она поэтому должна состоять из ряда стержневых вопросов и представлять собою, собственно говоря, остов, отправные точки опроса. В ответе на тот или другой вопрос всегда могут вскрыться такие обстоятельства, которые требуют ряда дополнительных вопросов, не вошедших в программу. Если их не поставить, получится, как говорилось, «слепой» анамнез, и исследователь будет бессилен использовать его.Приведем пример такого «слепого» анамнеза. Вопрос: пили ли родители? Мы знаем из опыта повседневной жизни, что алкоголизм родителей может иметь не одно лишь биологическое значение для ребенка, но и много других, не менее, а более важных для семьи. Материальная необеспеченность, тяжелые семейные столкновения, отсутствие правильного режима, жестокое или вообще антипедагогическое обращение с детьми, отрицательное отношение соседей и знакомых и т.п.Допустим, что программа так полно составлена, что в другом месте, соответствующем ее плану, мы найдем вопросы: каково было материальное положение семьи, насколько правилен был ее режим, как обращались с детьми и что им прививали, как относились к семье окружающие лица. Казалось бы, если на первый вопрос, пили ли родители, будет получен ответ еда», то о том, что из этого могло последовать для ребенка, можно не спрашивать. Но это не так. Нам важно знать не одни факты, а их связь, так как реальное значение факта для данной личности зависит и от того, с чем он связан, следствием чего он явился, а это дополнение может совсем иначе осветить всю обстановку исследуемого. Поэтому ближайших следствий, которые могут вытекать из факта, надо обязательно коснуться. В другом месте анамнеза они встретятся нам, но не свяжутся обязательно с этим пунктом. Так, бедность может вытекать из расточительности, из профессиональной приспособленности, из болезни, из внешне затруднительных условий труда. Отсутствие правильного режима вытекает не только из алкоголизма родителей, но и из других объективных причин: занятость родителей, их некультурность, материальная неустойчивость и т.п.Бедность или неустойчивость режима, возникающие на почве алкоголизма, приобретают, мы сказали бы, качественно иное значение.Таким образом, углубляя и детализируя вопрос по линии возможных последствий, влияний и реакций на них, мы обеспечиваем себе связанное понимание прошлого, освещаем многостороннюю взаимоопределяющую зависимость условий и их значение в прошлом индивида. Мы начинаем понимать их как факторы его развития.Поэтому исследование должно представлять не «опрос» по пунктам программы, а живую «беседу», и как таковая она должна быть всегда готова раздвинуть рамки абстрактного вопроса и, насыщая его конкретным и жизненным содержанием, вскрыть его реальное характеризующее значение в перечислении с другими влияниями.Конечно, во всем должна быть мера и не следует, придерживаясь принципа детализации вопроса, доходить в этом отношении до утрировки.В этом смысле необходим, как указывалось, отбор существенного от несущественного. Вопросы, далее, должны ставиться в той редакции, которая соответствует степени культурности данного лица, иначе — один будет их не понимать, а другой тормозиться их «популярностью». В культурной, например, семье слова «не обращали внимания на воспитание» имеют совсем другой смысл сравнительно с некультурной. Не менее различны понятия материальных затруднений или лишений для бедного или богатого. Как говорилось выше, выясняя условия, параллельно нужно устанавливать и реакции на них, прослеживая все этапы жизни исследуемого в их хронологической последовательности с момента рождения.Обычно прошлое воспроизводится легче всего в обобщенной и оценочной форме; это скрывает в себе опасность субъективизма в показаниях и толковании. Чтобы по возможности избежать этого, необходимо обязательно добиваться указания конкретных фактов как иллюстрации и обоснования высказанным общим положениям. Общие суждения опрашиваемого, не отвергая их, фиксировать только как его суждения.Протокол беседы местами должен иметь приблизительно стенографический характер, чтобы уловить характерные особенности показаний.Этой же цели служит также общая установка исследования: не только спрашивать, но и наблюдать опрашиваемого, фиксируя в конце анамнеза все те особенности его поведения, которые удалось подметить.Иногда в интересах свободы опрашиваемого лучше при нем не записывать показаний, хотя это и уменьшает точность и богатство записи.В заключение можно добавить, что беседа всегда должна происходить с глазу на глаз, не только потому, что присутствие посторонних свидетелей совершенно исключает получение некоторых данных, но и потому, что беседа наедине часто побуждает к наиболее полным и откровенным показаниям.Следующим этапом в работе с анамнезом является анализ собранного материала.Для правильного осуществления его исследующему необходимо обладать определенной подготовкой. Он должен прежде всего уметь отдавать себе отчет в возможных значениях отдельных фактов прошлого, в их соотношении, взаимной связи, взаимоусилении и ослаблении, в наслаивании одного на другие, в возможных реакциях на них со стороны индивидуума и в вытекающих из них характерологических образованиях, тем более устойчивых, чем длительнее и резче было влияние фактора.Чтобы выполнить эту трудную задачу, исследователь должен взять различные типы ответов, которые могут быть получены на каждый из пунктов анамнестического опросника, и разобрать их. Только такая предварительная работа и может научить наиболее правильному и продуктивному использованию анамнестического материала.Схематически эту работу можно представить себе следующим образом (табл. 1) (взят для анализа факт «родители слабого здоровья»), см. стр. 276.Наличность одного первичного условия (первый вертикальный раздел). Вытекающие из него вторичные условия (второй раздел). Основные со определяющие моменты, то есть другие факты прошлого, которые благодаря своим функциональным или временным соотношениям усиливают или ослабляют влияния первичных и вторичных условий (третий раздел). Четвертый раздел содержит перечень тех реакций организма и личности, а также и характерологических образований, которые могут быть вызваны условиями, указанными в первых трех графах. Дальнейшие две рубрики представляют компенсации, которые создает среда индивидууму и которые создает сам индивидуум. Приводимое здесь содержание рубрик иллюстрирует только возможности в отношении к первому пункту первой и второй рубрик.Таблица 1Первичное условиеВытекающие следствия во внешних условиях. Вторичные условия.Основные соопределяющие моменты (функциональные и временные соотно-шения фактов):а) усиливающие,б) ослабляющиеВозможные влияния на организм и реакции личности. Возможные характероло-гические образованияНаличные и значимые характероло-гические тенденцииКомпенсацииа) Вторичные реакции средыб) Вторичные характероло-гические образования1234567Родители слабого здоровьяМатериаль-ные затруднения. Угнетенное настроение в семье. Требования самоотрече-ния.а) Отсутствие других детей в семье. Замкнутый образ жизни семьи. Раздражительные или угнетенные черты характера родителей. Отрицательное отношение к семье окружающих. Бесправное положение. Наличие других больных в семье. Слабая приспособляемость родителей. Отсутствие детского общества. Личные неудачи ребенка (школьные и др.). Радость перехода ребенка в данные условия или обратно, однотипность предшествова-вших условий. Контрастность фактов жизни лиц, соприкасающихся с семьей или, наоборот, отсутствие какой бы то ни было контрастности в окружающем;б) ослабляющие факты имеют противоположный характер и приводить их поэтому излишне.Конституци-ональная слабость, частые болезни. Реакции угнетения. Отказывание себе. Внесемейные компенсации. Безличность.Активность или пассивность. Острота самозащитных тенденций. Глубина, длительность переработки или поверхностность, кратковремен-ность ее. Эгоцентрические или социоцентри-ческие установки. Направление интересов.Чрезмерный у ход за ребенком (изнеживание, закаливание).Усиление самозащитных тенденций. Самоутвержде-ние. Эгоизм. Позиция использования социальной среды. Развивание себя. Умственные интересы. Честолюбие. Инстинкт «собственно-сти».Владимир Николаевич МясищевПсихология отношений
 
« Пред.   След. »
Подключиться к кабельному телевидению