СОЗНАНИЕ Печать E-mail
окончание Сознание как ингредиент психики . Множество психических функций, выполняемых человеком в состоянии бодрствования, регулируются сознанием как одной из инстанции его внутреннего мира. С другой стороны, само сознание существует постольку, поскольку осуществляются отдельные психические функции (процессы). Можно сказать, что сознание в качестве ингредиента психики выступает как результат интеграции отдельных психических функций, как инвариант их многообразия. В повседневном общении, когда мы описываем свое психическое состояние, мы говорим: "я вижу", "я чувствую", "я думаю", "я вспоминаю", "я взволнован", "я расстроен" ... В роли субъекта всех подобных функций выступает "я". "Я" либо испытывает определенные воздействия, либо инициирует определенные психические акты, процессы, функции. С одной стороны, "я" является общим эффектом интеграции психических функций, с другой, – "я" способно дифференцировать отдельные функции друг от друга, определенным образом квалифицировать их. Все функции "я" связаны (основываются на) с осуществлением конкретной психической функции – внимания. Внимание является конкретно психологической формой реализации сознания. Можно говорить о внимании применительно к любому уровню познавательной активности: сенсорному, перцептивному, мнемическому, умственному, имея в виду сосредоточенность познавательной активности на определенном объекте или феномене внутреннего мира. благодаря которой они каким-то образом выделяются из фона. Кроме того. важно отметить. что само внимание, подобно функциям "я", разделяется на два вида: внимание, вызываемое объектом, обусловленное его характеристиками (непроизвольное внимание), и внимание. инициированное или поддерживаемое за счет усилий "я" (произвольное внимание). Поле самого внимания структурировано: в нем выделяются фокус внимания и его периферия. В экспериментально-психологическом плане этому соответствует такой параметр внимания.как его концентрация.К характеристикам внимания, выявленным (изученным) в экспериментально-психологических исследованиях, принадлежат также, с одной стороны, объем, а с другой. – распределение и переключение. Параметр объема внимания имеет пространственно-временной смысл: сколько объектов субъект способен удержать в поле своего внимания, сколько звуковых стимулов он способен запечатлеть. Параметры распределения и переключения имеют операционально-регуляторный смысл. Значения параметров внимания являются индикаторами состояния субъекта, степени его утомления, уровня его бодрствования. Одним из основных параметров сознания, так же как и внимания, является объем. Требование поступать сознательно, вести себя сознательно – это требование к тому, чтобы удерживать в процессе деятельности в поле своего сознания те основания, которые выступают в качестве регуляторов активности. Человек поступает сознательно, когда в поле его сознания находятся основания его активности, последствия, к которым может привести его поступок ("он сознательно пошел на это"). Осознать – значит ввести в круг своего сознания основания своего поступка, которые до этого оставались за его порогом ("он осознал свою вину"). Другим важнейшим параметром сознания является ясность, отчетливость тех объектов, которые находятся в поле сознания. Параметр четкости подразумевает способность выделить границы. отделяющие один объект от другого, выделить связи, которые имеются между отдельными объектами и по которым возможен переход от одних объектов к другим. Параметр ясности в отношении сознания можно сопоставить по смыслу с параметром чувствительности в отношении методических процедур: в обоих случаях идет речь о возможности дифференцировать различающиеся явления. Начиная с исследований В. Вундта в экспериментально-психологическом изучении сознания, механизмов, его порождающих (генерирующих), принципиальное значение уделяется установлению взаимосвязей, с одной стороны, энергетических и пространственно-временных параметров стимула и, с другой, – структурных и энергетических характеристик поля сознания. Подойдя к решению задачи определения объема сознания с позиций установления числа звуковых сигналов (ударов метронома) и числа зрительно предъявляемых объектов, которые испытуемые могли отчетливо воспринимать как единое целое, Вундт экспериментально установил, что это число равняется шести. "Шесть простых впечатлений представляет собой границу объема внимания. Так как эта, величина одинакова для слуховых и для зрительных впечатлений, данных как последовательно, так и одновременно, то можно заключить, что она означает независимую от специальной области чувств психическую постоянную" (Вундт В. Введение в психологию. М., 1912. С. 32). Согласно современным исследованиям объем актуального сознания оценивается величиной 7±2. Связь интенсивностных (энергетических) и структурных характеристик поля сознания обнаруживается в том, что объекты, находящиеся в центре этого поля, воспринимаются отчетливее по сравнению с объектами, находящимися на периферии. Объекты, оказавшиеся за границами поля сознания (за порогом сознания), становятся таковыми вследствие их интенсивностных параметров. Принципиально важно также и то, что сознания как определенного рода психической реальности вообще не существовало бы, если бы психическое настоящее (актуальное) не представляло бы собой определенную интеграцию прошедшего, настоящего и будущего. Психическое настоящее является по существу интервалом, в пределах которого длительность представлена совместно с последовательностью и внутри определенного диапазона относительной одновременности. С точки зрения Л.М. Веккера, "психическое пространство является эффектом симультанирования сукцессивного временного ряда" (Веккер Л. М. Психические процессы. Л., 1981. Т.З. С.284). В границах психического настоящего одновременность складывается из последовательно возникающих впечатлений. Элементы этой последовательности, интегрируемой в рамках относительной одновременности, не могут по исходному своему смыслу быть эквивалентны энергетически. Это имеет своим последствием (эффектом)структурную неоднородность поля сознания. Возникновение сознания в онто-, фило– и социогенезе связано с речью. В свою очередь, при рассмотрении роли речи в возникновении и функционировании сознания важно иметь в виду (и различать) три аспекта. Во-первых, речь реализуется как процесс межсубъективного взаимодействия, как процесс интерперсональной коммуникации. В своем функционировании речь подчиняется действию социально-лингвистических факторов. Речь отдельного человека есть индивидуальный компонент межиндивидуального информационного обмена. Во-вторых, речевое действие есть частный случай действия вообще и как таковое, хотя и осуществляется на основе психической регуляции, не входит в число собственно психических актов. Речевая моторика, к примеру, является объектом изучения физиологии движения, а не только психологии. И в-третьих, речевой акт входит в контекст собственно психических феноменов. Здесь речевой акт выступает как средство экстериоризации смысла и опирается на образы слов и высказываний. Речь по отношению к этим образам выступает в исходном своем значении кода. "Будучи частной формой психических образов, образы словесных кодов подчиняются общим закономерностям сенсорно-перцептивного отражения: они обладают пространственно-временными, модальными и интенсивностными характеристиками, им присущи целостность, константность и обобщенность" (Веккер Л. М. Указ. соч. С.288). Рассматривая речевую коммуникацию в качестве одного из механизмов порождения сознания, следует подчеркнуть, что сама возможность ее осуществления предполагает взаимообусловленность процессов экстериоризации и интериоризации. Это совершенно очевидно уже при рассмотрении частных случаев речевой коммуникации: слушания и говорения, чтения и письма. Говорение возможно при слышании, по крайней мере, самого себя, слушание выступает как механизм регуляции говорения. Слушание опирается на редуцированное проговаривание слышимого. Переходя к рассмотрению механизмов формирования сознания, мы должны отметить, что осознание чего-либо становится возможным в результате соотнесения с ним некоего акта собственной активности субъекта: интериоризация основывается на экстериоризации. С другой стороны, экстериоризация оказывается возможной в результате соотнесения элемента внутреннего опыта с формами внешней активности. Экстериоризация и интериоризация взаимообусловлены. Связывая это с механизмами употребления речи, можно сказать, что мы осознаем нечто, будучи в состоянии назвать это, и наоборот, называя нечто, мы делаем шаг в направлении его осознания. Исследуя вопрос о разграничении темпераментных, личностных и характерологических механизмов, мы ввели параметры экстра-, интроверсии, экстер-. интернальности, экстра-, интропунитивности. Применительно к описанию сознания эти параметры также нередко используются. Говорят об интровертированном, или интернальном, или интропунитивном и т.д. сознании. Это в определенном смысле, конечно, оправдано. Но следует иметь в виду, что сама возможность использования этих параметров для характеристики интегративных механизмов психики основывается на выявлении фактов осознания определенных аспектов поведения, общения, деятельности. Поэтому, характеризуя сознание как определенный интегративный механизм психики, обеспечивающий познавательную деятельность (познание других механизмов психической регуляции), предпочтительней говорить о нем, что уже было отмечено, как о единстве процессов экстериоризации и интериоризации. В качестве особого вида реальности сознание обладает свойствами эвидентности, рефлексивности, субъективности, интенциональности. Эвидентность – это свойство самодостоверности сознания; рефлексивность – это свойство самоудвоения сознания, способность отображать свои собственные состояния; интенциональность – это свойство саморасщепляемости и последующей векторизованности сознания и его активности как единства экстериоризации и интериоризации; субъективность – это свойство самопорожденности сознания, его самообусловленности. Нарушения сознания . Нарушения сознания могут быть охарактеризованы через выявление патологических изменений параметров, присущих нормально функционирующему сознанию: ясность, объем (глубина, широта), связность, переключаемость. Родовое наименование, обычно используемое в отношении всех видов нарушения сознания, – помрачение – само указывает на то, что здесь в первую очередь утрачивается ведущий параметр сознания – ясность. Существует ряд признаков помрачения сознания, общих для всех его разновидностей: 1) дезориентация человека в пространстве и времени. 2) отрешенность его от окружающего, проявляющаяся в неполном охвате обстановки (фрагментарность), в нечеткости восприятия, 3) бессвязность мышления, спутанность речи, 4) амнезия на период помрачения сознания. Наличие всех этих признаков обязательно для констатации помрачения сознания. Традиционно выделяется пять качественно различаемых синдромов помрачения сознания: оглушенность, сумеречное состояние, онейроид, делирий, аменция. Состояние оглушенности обычно квалифицируется как наиболее простой по своей структуре синдром помрачения сознания. В этом случае происходит лишь равномерное угнетение всех видов психической активности: субъект становится сонливым, адинамичным, аспонтанным, эмоционально обедненным, замедляется темп мышления, восприятие становится неотчетливым. Человек выглядит труднодоступным для контакта, отрешенным от окружающего, он малоподвижен, движения замедленны, выражение лица тупое, безразличное, производит впечатление чем-то одурманенного. Не понимает более-менее сложных вопросов, простые воспринимает с трудом после неоднократного их повторения, часто, начав говорить, не заканчивает свою мысль. Воспроизведение прошлого ослабленно, новое не запоминается. Характерной особенностью состояний оглушенности является опустошенность сознания: отсутствуют бред и галлюцинации. Оглушение развивается постепенно, проходя ряд стадий, характеризующихся различной глубиной помрачения. В порядке его нарастания выделяют следующие ступени: обнубилляция, сомноленция, сопор, кома. На стадии обнубилляции резко снижается темп психической деятельности, содержание ее заметно обедняется. Человек становится вялым, малоинициативным. Формально при настойчивом побуждении со стороны окружающих дает вразумительные, но лаконичные ответы, сам ничем не интересуется. Настроение либо апатичное, либо имеет эйфорический оттенок, не сопровождаясь ускорением мышления и двигательным возбуждением. При сомноленции (от лат. somnolentus – сонливый) человек, если к нему обратиться, напоминает разбуженного. Он долго думает над поставленным вопросом, но ответ обычно бывает неточен, в особенности, если спрашивают на отвлеченную тему (например, предложить вычитать из 100 по 17). Затруднения возникают даже в ответе на вопрос о возрасте – вместо этого чаще называется дата рождения. Лаже краткая беседа приводит к истощению внимания, ответы становятся все более неточными. На стадии сопора (от лат. sopor – беспамятство) человек утрачивает способность дифференцированных реакций даже на сильные раздражители. Не реагирует на обращенную к нему речь. Производит впечатление человека, находящегося в состоянии глубокого сна. Сильными воздействиями на короткий промежуток времени его можно вывести из этого состояния: он открывает глаза, осматривается, но происходящих событий не воспринимает и тут же погружается в прежнее состояние. Имеет место опустошенность сознания. Кома является наиболее глубокой стадией помрачения сознания, оно фактически выключено. Человек не реагирует ни на речь, ни на иные воздействия. Резко угнетена, безусловно-рефлекторная деятельность. Сохраняется лишь деятельность жизненно-важных центров – дыхательного и сосу-додвигательного. Сумеречное помрачение сознания наряду с дезориентировкой в окружающем характеризуется аффектами ярости, злобы, страха, наличием отрывочного чувственного бреда и отдельных галлюцинаций, а также способностью совершать ряд последовательных автоматизированных действий. Поле восприятия в таком состоянии деформировано: одни объекты воспринимаются как обычно, другие искаженно (в частности, человек может не узнавать своих близких). Сознание патологически сужено с фиксацией лишь на узком круге представлений или извращенно воспринятых объектов. Синдром сумеречного помрачения развивается внезапно, на протяжении секунд, и таким же внезапным является его завершение. Длительность сумеречного состояния различна – от нескольких минут и часов до нескольких дней. Существует определенная взаимозависимость между глубиной и длительностью сумеречного расстройства: чем оно меньше по глубине, тем оно длительнее. Обычно способность к контакту бывает резко нарушена, но при небольшой глубине сумеречного помрачения возможна спонтанная, ни к кому не обращенная речь и даже формальный контакт. Различают несколько видов сумеречного помрачения сознания: бредовое, брутальное, амбулаторный автоматизм, фуга, сомнамбулизм, абсанс. При бредовом варианте сумеречного помрачения человек производит впечатление на чем-то внутренне сосредоточенного. Порой в таком состоянии человек перемещается в пределах населенного пункта ("колесит по городу"), время от времени приходя в себя. Движимый бредовыми идеями и аффектами, может совершать тяжкие правонарушения с полной амнезией происшедшего. При брутальном варианте сумеречного помрачения сознания человек оказывается одержимым сильнейшими аффектами тревоги, злобы, страха, переживая зрительные галлюцинации, обрывки бреда, обнаруживает слепую агрессию, сокрушая все на пути. калеча и убивая близких и незнакомых людей. Состояние амбулаторного автоматизма протекает без бреда, галлюцинаций и эмоциональных расстройств. В таком состоянии человек, занятый каким-либо делом или находящийся в пути. продолжает это, но уже в форме автоматизированных движений. Фуга – вариант амбулаторного автоматизма: человек неожиданно бросается вперед, бежит, утратив ориентировку, или кружит на месте, бегает по кругу – все это продолжается несколько минут. Сомнамбулизм – состояние амбулаторного автоматизма, возникающее и продолжающееся в состоянии сна. Абсанс – полное выключение сознания на доли секунды: прерывается речь, предметы выпадают из рук. Придя в себя, человек еще некоторое время собирается с духом, обретает самообладание.Онейроидный (от греч. oneiros – сон, сновидение) синдром представляет собой сочетание чувственно-образных ярких видений с фрагментарным отражением окружающей обстановки. Имеет место грезоподобная дезориентировка: причудливая смесь реального восприятия с яркими фантастическими картинами. Тематика переживаний в основном черпается из прошлого опыта (не всегда лично пережитого), чаще из прочитанных книг, услышанных рассказов. Возникающие фантастические видения отличаются связностью: одно вытекает из другого, в отличие от делирия не имеют внешней проекции. Делириозное (от лат. delirium – безумие) помрачение сознания характеризуется наплывом ярких галлюцинаций с сохранением ориентировки в самом себе. Обычно развивается стадиально. Собственно делирию предшествует предделириозное состояние, связанное с нарушениями сна. Наблюдаются трудности засыпания, перед засыпанием возникают гипногогические галлюцинации (видения при закрытых глазах) устрашающего характера: грандиозные сражения, взрывы, катастрофы. Сон прерывается кошмарами. В состоянии бодрствования нарастает тревога, появляются немотивированные страхи. Человек вздрагивает от малейшего шума, пугается тени, боится одиночества, появляются говорливость, непоседливость. Вслед упомянутым явлениям, обычно ночью развивается собственно делирий. Основными его симптомами являются зрительные галлюцинации: сначала парейдолии (от para – возле + idolon – изображение), а затем сценоподобные галлюцинаторные восприятия устрашающего содержания. В состоянии делирия человек оказывается в центре видений: активно убегает, спасается. нападает (схватив топор, кидается рубить змей, подползающих к нему, отчаявшись уничтожить их по отдельности, поджигает дом). Резко нарушена эмоциональная сфера: человек охвачен страхом, напряжен. Речь невнятная, плохо артикулированная. Внимание неустойчивое, быстро истощается. В дневное и утреннее время патологическая симптоматика ослабевает, вплоть до нестойких прояснений сознания. Аметивное (от лат. amentia – безумие) нарушение сознания характеризуется наряду с дезориентировкой в пространстве и времени недостаточным осмыслением ситуации. При определенной сохранности восприятия внешних предметов наблюдается неспособность связать их воедино, дать целостную оценку происходящего. Человек испытывает мучительное чувство собственной психической беспомощности, невозможности разобраться в окружающем, понять, что происходит вокруг. Грубо нарушена возможность контакта с окружающими. Выражение лица тревожно-недоуменное, вид растерянный, речь бессвязная, наблюдается двигательное беспокойство. Эмоциональный фон неустойчив: внезапно возникает мотивированный страх, за ним следует двигательное возбуждение, нелепое бегство, случайная агрессия. Не утихающее неделями и месяцами возбуждение, сопровождающееся почти полным отсутствием сна, отказом от пищи, приводит к резкому физическому истощению и гибели. Развитию аменции обычно предшествуют другие виды помрачения сознания: состояние оглушенности, делирий. В.И.Гинецинский ПРОПЕДЕВТИЧЕСКИЙ КУРС ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ
 
« Пред.   След. »
Подключиться к кабельному телевидению