ЛИЧHОСТЬ Печать E-mail
Предварительный анализ понятия. Понятие личности многозначно и многопланово. Им широко пользуются не только в психологии, но и в социологии и теологии, в политологии и праве. Понятие личности часто употребляется в повседневном общении. Здесь нередко в качестве его синонима используется – "лицо". Применительно к человеку "лицо" указывает на его социальный статус ("значительное лицо", "важная персона") и на его своеобразие ("он потерял/сохранил свое лицо"). В более широком смысле, и не только в отношении человека, лицо, лицевая часть – это то, что открыто для восприятия Другими людьми ("подать товар лицом"), лучшая, передняя часть предмета в противоположность оборотной стороне. Лицо – это также лик, облик, обличье, физиономия. Лицо, его выражение раскрывает сущность человека ("лица не общим выраженьем") и в то же время требует особых условий для своего восприятия ("лицом к лицу лица не увидать"). Лицо, личность – это одновременно и маска, личина, которые можно надеть, чтобы скрыть свои подлинные намерения, или снять, чтобы их обнаружить. Отсюда – лицедействовать, или действовать под личиною. принимать на себя чужой вид. Лицедей – это человек, чье поведение рассчитано не на то, чтобы выразить себя, а на то, чтобы произвести определенный эффект, приспособится под чужое восприятие. Лицемерить – обманывать, принимать такой облик, который позволяет ввести в заблуждение, скрыть свои подлинные намерения. В этом смысле нелицеприятный – это открытый, честный, не рассчитанный на то, чтобы доставить удовольствие, ублажить. Личные проблемы, личные интересы, личное мнение – это то, что противопоставлено общим проблемам, интересам, мнениям, то, что как бы изолирует человека от общества, противопоставляет его ему. Личное имущество находится в распоряжении данного конкретного человека. Вторгаться в личную жизнь предосудительно (человек имеет право на личную жизнь). Оскорбить, унизить личное достоинство человека – значит поступить с ним, не считаясь с его мнением о себе. Уже из спектра общеупотребительных значений и смыслов слова "личность" как бы просвечивает центральная проблема психологии личности – найти тот механизм, который обеспечивает единство множественности проявлений человека в отношениях с другими людьми. С другой стороны, общий смысл слова указывает и на происхождение самого этого механизма: психическое отражение многообразия взаимоотношений между людьми, взаимоотношений человека с разными типами социальных общностей, его включающих. Об этом же свидетельствуют и клинические наблюдения нарушений личностных механизмов. К таковым в первую очередь могут быть отнесены феномены множественности личности и деперсонализации. Деперсонализация – нарушение, характеристическим признаком которого является чувство отчуждения собственной личности, сопровождаемое жалобами на трудность описания своего состояния, квалификацией его восприятия как необычного. В медицинской литературе разграничивают 3 вида деперсонализации в зависимости от локализации чувства отчуждения в психическом пространстве. Первый вид характеризуется тем, что на фоне инфантильности и склонности к реакциям страха чувство отчуждения захватывает конативную сферу. Преобладает чувство утраты активности – возникают переживания, что все действия, поступки, движения, речь совершаются как бы автоматически, помимо собственной воли. При усугублении этого нарушения возникает чувство раздвоения, больные отмечают, что у них сосуществуют как бы две личности, два ряда душевных процессов развиваются параллельно. Утрачивается чувство реальности своего физического и психического существования. Вся жизнь представляется сном. При втором виде деперсонализации на фоне повышенной чувствительности отчуждение захватывает когнитивную сферу. Появляется чувство потери индивидуальной специфичности, разрыва социальных коммуникаций. Больные начинают воспринимать себя не такими, как прежде, оскудевшими интеллектуально и духовно, в конце концов безликими людьми. Третий вид – это психическая анестезия (anaestesia psychica dolorosa); наиболее характерным для нее является феномен отчуждения высших эмоций. В инициальной стадии преобладает чувство эмоциональной недостаточности, притупленности чувств. В дальнейшем наступает полное бесчувствие к близким людям, утрата способности переживать удовольствие и неудовольствие, радость, любовь, ненависть и грусть. Еще более демонстративными в отношении обнаружения зависимости личностных структур от отражения внутригрупповых взаимодействий оказываются явления множественности личности. У человека, страдающего такого рода нарушением, в разные периоды жизни проявляются как бы разные личностные структуры, обладающие высокой сложностью и целостностью. Каждая из таких "временных" личностей позволяет человеку переживать чувства и побуждения, которые его "главная" личность отвергает и игнорирует. В психологии многообразие сосуществующих подходов к проблемам личности можно разделить на два класса. В рамках одного понятие рассматривается практически как синоним субъекта психической активности в целом, т.е. объявляется "конечным и наиболее сложным объектом психологии". В рамках другого понятие личности рассматривается в его специфическом содержании. Здесь ставится задача отграничить понятие личности от других, сопоставимых с ним по объему и содержанию, в частности, отграничить от понятий "темперамент" и "характер". Мы отмечаем это различие подходов не для того, чтобы заняться сопоставлением их правомерности и обоснованности, а просто для того, чтобы определить границы последующего рассмотрения. Мы будем следовать второму из обозначенных подходов и охарактеризуем личность как один из интегративных механизмов психики, функционирующий наряду и в отличие от механизмов темперамента и характера. В рамках избранного подхода принципиальное значение имеют два положения. Здесь личность рассматривается как сущностная характеристика человека. При этом сущность трактуется не как нечто, находящееся как бы внутри его организма, не как нечто, данное ему в готовом виде или в виде зародыша от природы, с рождения, а как "совокупность общественных отношений". Личность есть психическое отражение инварианта социальных ролей, статусов, связей, в которые данный человек включен. В свою очередь следует разграничивать непосредственные связи и отношения, имеющиеся у данного человека с другими людьми в рамках контактных социальных общностей, и опосредствованные связи, в системе которых человек оказывается членом многих социальных институтов, организаций; неинституциализированных общностей. Последние задают поле социального взаимодействия, относительно более стабильное в отношении данного человека, в сравнении с многообразием ролей и статусов, которые этот человек занимает в рамках контактных социальных общностей. Соответственно, в структуре личностных механизмов можно выделить некое стабильное ядро, характеризующее человека как типичного представителя данного общества на данной ступени его развития, и некоторые периферические образования, актуализируемые в зависимости от того, в каких конкретных социальных обстоятельствах оказывается данный человек. Второе принципиальное положение заключается в тезисе К. Маркса о том, что человек становится личностью, лишь отнесясь к другому человеку как личности (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 23. С. 62). Казалось бы, чтобы отнестись к другому человеку как личности, нужно уже знать, что такое личность вообще. Но тогда выдвижение подобного тезиса означало бы наличие логического круга в рассуждении. Однако в данном случае такого рода упрек был бы несправедлив, поскольку человек становится личностью именно в акте занятия им соответствующей позиции. Типологизация как познавательная процедура. Типологизация используется во всех отраслях знания, которые имеют дело с разнородными дискретными множествами объектов, для их упорядоченного описания. Типологизация основана на группировке (классификации) изучаемых объектов с помощью обобщенной идеализированной модели (типа). История науки позволяет выделить три линии в трактовке понятия "тип". Уже в греческой античности складывается представление о типе как неизменной и вечной сущности, которая существует до вещей (Платон) или в вещах (Аристотель) и проявляется в видовых и индивидуальных различиях в качестве идеального прообраза, плана, нормы. Вторая линия в трактовке типа связана с историческим и эволюционным подходом к его выявлению. В биологии эволюционный подход привел к формированию филогенетической систематики живых организмов. Ее типологическое основание составляет рассмотрение гомологического сходства как критерия родства, а иерархически организованной системы органического мира как отображения филогении. В языкознании сравнительно-исторический метод, основанный на сопоставлении звучаний и значений языковых единиц, привел к построению генеалогического древа индоевропейских языков. Формирование третьей линии в трактовке типа связано с пониманием его как особого методологического средства, с помощью которого строится теоретическая картина того или иного фрагмента действительности. При этом понятие типа выступает не как непосредственно взятое из реальности, а как результат теоретического конструирования (конструкт). На этой основе в рамках некоторого множества выделяется определенный объект, который рассматривается в качестве представителя всего множества (типичный объект). Переход к истолкованию типа как методологического средства имел в качестве последствия отказ от трактовки типа как полного и однозначного отображения системы: множеству конкретных типологических процедур соответствует множество различных для данной системы типов. Поэтому построение типологии предполагает специальный анализ совокупности вводимых вариантов типологического описания и их сравнение – обоснование. Такой подход открывает путь к построению абстрактных типологий, в которых тип понимается как сложная конструкция, размещенная в многомерном таксономическом пространстве. Тип выступает в качестве особого идеального объекта, а не прямого заместителя эмпирически данного множества объектов. В качестве примера реализации типологизирующей процедуры в психологии можно рассматривать уже изложенный подход к описанию типов темперамента. Аналогичный подход применим и при описании личностных организмов регуляции. Однако прежде чем перейти к операционализации предложенного вначале варианта рабочего определения понятия "личность", рассмотрим характер эмпирических данных, используемых при описании личности. Обычно при проведении типологизации личностных механизмов разграничивают данные трех видов: L, Q, T-данные, L-данные ("Life record data"), получаемые посредством регистрации реального поведения человека внешним наблюдателем (как часто в течение определенного отрезка времени человек нарушал дисциплину, обращался к врачу, участвовал в соревнованиях...). L-данные часто используются так же, как внешний критерий, относительно которого измеряется валид-ность результатов, получаемых на основе другого рода данных. При этом нужно иметь в виду, что особенности личности самого эксперта влияют на (искажают) восприятие оцениваемых черт. В связи с этим возникает проблема оценки надежности эксперта, согласованности мнений различных экспертов. Для устранения систематических и случайных искажений экспертных показаний разработаны специальные требования к процедуре получения экспертных оценок. Вот некоторые из них: Оцениваемые черты должны определяться в терминах наблюдаемого поведения. Эксперт должен иметь возможность наблюдать за поведением оцениваемого лица достаточно длительный промежуток времени. Необходимо, как правило, не менее семи экспертных оценок одной черты поведения, принадлежащих разным экспертам. В течение одного сеанса ранжирование испытуемых должно проводиться только по одной черте и не должно быть оцениванием одного обследуемого по всему спектру изучаемых характеристик. Q-данные ("Questionnaire data") получаются с помощью личностных опросников. Известно большое число широко используемых в практике методик этого типа: MMPJ – Миннесотский многопрофильный личностный опросник, CPJ – Калифорнийский психологический опросник, 16PJ – шестнадцатифакторный личностный опросник Кеттелла, GZJS – опросник Гилфорда – Циммермана. Нужно иметь в виду, что в основе этих опросников, как правило, лежит подход, альтернативный тому, в рамках которого мы характеризуем личность в данном случае. В них личность трактуется как интегрирующая в своем составе и темпераментные и характерологические свойства. Обычно считается, что Q-данные подвержены искажениям, прежде всего, вследствие познавательных и мотивационных факторов. Познавательные искажения возникают из-за: 1) нерелевантности интеллектуального и культурного уровня обследуемых (несоответствия интеллектуальных возможностей обследуемых требованиям опросной процедуры, при этом требования могут быть как заниженными, так и завышенными), 2) отсутствия навыков интроспекции, 3) использования неверных эталонов (обследуемые, оценивая свое поведение, обычно сравнивают себя с близким им окружением). Различная мотивация может вести к смещению оценок либо в сторону социальной желательности – диссимуляция, либо, наоборот, в сторону утрирования своих дефектов (того, что в глазах обследуемого имеет негативный смысл) – агравации и симуляции. Одни авторы рассматривали проблему искажений преимущественно в аспекте повышения надежности Q-данных; другие видели в искажениях, прежде всего, проявления определенных личностных черт. Специальные исследования показали, что одинаково неверно трактовать "нежелание откровенно отвечать" и как просто помеху при получении истинных оценок, и как только определенную личностную тенденцию. Т-данные ("Objective test data") получают в результате измерений, исключающих непосредственное использование экспертных оценок и самооценок обследуемых, и применения, по возможности, строго формализованных процедур обработки. Это может быть достигнуто таким образом: Не следует сообщать испытуемым истинную цель обследования. Процедура в этом смысле должна носить по возможности нейтральный характер, не требуя от обследуемого усилий соответствующей направленности. Задания, результаты выполнения которых важны с точки зрения получения Т-данных, должны предъявляться неожиданно. без предварительной подготовки к нему обследуемого. Инструкции по выполнению заданий должны быть максимально конкретны, формулироваться на языке понятных обследуемому предписаний. Рекомендуется помимо собственно результатов выполнения специальных заданий учитывать индикаторы произвольно не регулируемых форм активности – автоматизированные навыки: почерк, мимика, пантомимика, привычные движения. В целом же разграничение L, Q и Т-данных, которыми оперирует психологическая теория личности, оказывается менее существенным, менее значимым в сравнении с разграничением интро– и экстраспективных данных. Оно носит скорее процедурно-методический, чем сущностно-методологический характер. Именно взаимодополнительность всех указанных типов данных позволяет повышать надежность, валидность и дискриминирующую способность используемых методик. Обозначенные позиции позволяют нам заключить, что типологизация как определенная познавательная процедура, используемая нами для раскрытия содержания понятий "темперамент", "личность" и впоследствии "характер", "самосознание", выступает в качестве составляющей гипотетико-дедуктивного метода. В нашем случае реализация этого метода предполагает: 1) построение на основе анализа практики повседневного употребления понятия модельного описания с использованием небольшого числа признаков, 2) развертывание выделенных признаков в многообразие жизненных ситуаций, 3) подтверждение того, что множество сконструированных типов позволяет достаточно полно охарактеризовывать рассматриваемое многообразие фрагментов психической реальности, 4) подтверждение того, что используемые процедуры позволяют достаточно надежно дифференцировать отдельные ингредиенты психической реальности в их видовом многообразии. Операционализация рабочего определения. Чтобы операционализировать то определение личности, к которому мы пришли в результате предварительного анализа, требуется задать множество позиций, которые характеризуют возможные типы отношений человека к другим людям, и конкретизировать эти позиции в множестве жизненных ситуаций. В отношении этих ситуаций сам человек (обследуемый) должен продемонстрировать (в том числе для самого себя), какие из них он отвергает, а какие принимает. Для целей определения представляется достаточным ограничиться двумя бинарными признаками, специфичными с точки зрения выявления характера межличностных отношений: доминантность – покорность (уступчивость), коммуникабельность – некоммуникабельность (замкнутость). В результате априори мы получаем четыре типа личности, которые позволяют пояснить подход к определению этого понятия как способа отражения инварианта множества жизненных позиций, имеющих место в отношениях между людьми: доминантно-коммуникабельный (дивергентный), доминантно-некоммуникабельный (авторитарный), коммуникабельно-уступчивый (конвергентный), уступчиво-некоммуникабельный (конформный). В качестве примера высказываний, образующих шкалу для диагносцирования тенденций доминантности в общении, могут служить следующие. Мне трудно поддерживать разговор с человеком, если я чувствую, что он недоброжелательно настроен ко мне. (Нет.) Как правило, я чувствую себя неловко в обществе людей, занимающих высокое положение. (Нет.) Если в присутствии других людей у меня что-то не получается. я легко прихожу в замешательство. (Нет.) Мне трудно отказать человеку в просьбе, даже если она противоречит моим убеждениям. (Нет.) Иногда я бываю неуступчив просто из принципа. (Да.) Я высказываю свое мнение, не заботясь о том, какое оно может произвести впечатление. (Да.) Если я вижу, что человек допустил неловкость, я постараюсь сделать вид, что не заметил этого. (Нет.) Примером высказываний, образующих шкалу коммуникабельности, могут служить следующие. Оказавшись в трудной жизненной ситуации, я стремлюсь к уединению. (Нет.) Я осуждаю тех, кто постоянно говорит на работе о своих болячках. (Нет.) Я стараюсь уходить от разговора, когда кто-нибудь начинает жаловаться на свою жизнь. (Нет.) Я легко могу скрыть, если человек мне чем-либо неприятен. (Да.) Я охотно включаюсь в разговор с попутчиком. (Да.) Жить в номере гостиницы с посторонним человеком для меня просто пытка. (Нет.) Если я остаюсь один, я быстро начинаю чувствовать дискомфорт. (Да.) Разумеется, реально наблюдаемое многообразие типов личности, релевантных принятому определению, далеко не исчерпывается охарактеризованной 4-компонентной конструкцией. Но наша задача состояла лишь в том, чтобы в самых общих чертах охарактеризовать подход к выделению типов личности, сохраняющий специфику самого этого понятия. Что же касается личностных опросников, широко используемых в современной исследовательской и консультативной практике, то они включают в свой состав, бывает, десятки шкал (факторов). В качестве примера задания такого рода личностного пространства можно привести хотя бы наименования шкал психодиагностического опросника Мельникова – Ямпольского: невротизм, психотизм, депрессия, совестливость, эстетическая впечатлительность, женственность, расторможенность, общая активность, робость, общительность, психическая неуравновешенность, асоциальность, интровертированность, сензитивность. В.И.Гинецинский ПРОПЕДЕВТИЧЕСКИЙ КУРС ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ
 
« Пред.   След. »
Подключиться к кабельному телевидению