ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ ЗНАНИЕ: СУЩНОСТЬ И СПЕЦИФИКА Печать E-mail
окончание Иное решение проблемы эвидентности дано Э. Гуссерлем в рамках разработанного им феноменологического метода как особой философско-психологической процедуры. Его исходная установка базируется на отказе от натуралистического противопоставления сознания и бытия. Феноменологический метод направлен на обнаружение в содержании опыта таких данных. статус которых определяется не как явление некой лежащей под ними сущности, а как то, что само себя обнаруживает, обладая непосредственной достоверностью. Цель феноменологического метода – обнаружение слоев, содержащих априорные условия мыслимости и предметов, и чистых структур сознания. Предметное бытие и сознание коррелятивны друг другу. Сознание при этом предстает как двуединство, включающее в себя и познавательные акты – ноэзис; и предметное бытие – ноэмы. Феноменологический метод реализуется с помощью "эпохе" : воздержания от суждения, "состояние ума, при котором мы ничего не отрицаем и ничего не утверждаем". Эпохе состоит в извлечении предмета из многообразия обычных эмпирических связей, в устранении всех суждений о его пространственно-временном контексте, в воздержании от их теоретического применения. В результате предмет преобразуется в эйдос, в объект интеллектуальной интуиции. Если центральным тезисом эмпириокритицизма Маха является положение о том, что психология рассматривает опыт в зависимости от субъекта, а физика (естествознание) вне зависимости от него, но при этом остается неясным, чем определяется выбор той или иной позиции, то эмпириомонизм А.А.Богданова пытался ответить и на этот вопрос посредством использования критериев интер-/интрасубъективности. В эмпириомонизме Богданова физическое и психическое рассматриваются не как параллельные друг другу уровни реальности, а как различным образом организованные системы единого опыта: психическое – как индивидуально организованный опыт, физическое – как социально организованный опыт. Физическое тело есть продукт группировки и систематизации восприятий. При этом время, пространство, причинность, закономерность не принадлежат самому опыту, а являются организующими формами, создаваемыми мышлением. Объективно существует то, что социально значимо для данной эпохи. Иначе говоря, заключение об истинности/достоверности должно основываться на интерсубъективных критериях, а не постигаться интрасубъективно. И хотя такого рода решение, казалось бы, ставит под сомнение саму возможность психологии как науки, на самом деле оно лишь подчеркивает специфику эвидентности психического. Значительный интерес в контексте рассмотрения проблемы эвидентности представляют работы сформировавшейся в начале XX в. в Вюрцбурге школы безобразного мышления. Этими работами, использовавшими в качестве метода систематическую экспериментально контролируемую интроспекцию, было продемонстрировано наличие в составе мышления как образных (сенсорно – чувственных, операндных), так и безобразных (операциональных) компонентов. Тем самым проблема соотношения наглядного/ненаглядного, очевидного/неочевидного была поставлена не только как проблема восприятия, но и как проблема мышления, что предполагало и возможность выделения соответствующих типов умственной активности, опирающихся на разные полагающиеся эвидентными структуры. Применительно к сфере явлений, изучаемых физикой, проблема эвидентности вновь остро встала в первой четверти нынешнего столетия под влиянием сделанных в ней открытий. Она была определенным образом осмыслена, в частности, В. Гейзенбергом. Физическая картина мира, сформировавшаяся в XIX в., характеризовалась следующими основными чертами: 1) плоское (евклидово) пространство, 2) единое равномерно текущее время, 3) эфир как среда передачи световых сигналов, 4) атомы как мельчайшие дискретные частицы вещества, 5) движение как перемещение атомов в пространстве, 6) эфирные волны как механизм передачи световых сигналов. Такого рода картина считалась наглядной. Каждому ее элементу мог быть поставлен в соответствие чувственно воспринимаемый аналог в мире повседневных представлений: плоскому пространству – сосуд, из которого выкачан воздух; единому равномерно текущему времени – любой равномерно осуществляющийся процесс; эфиру – газ без цвета, вкуса и запаха; атомам – тонкая пыль, взвешенная в воздухе; движениям атомов – поступательные, вращательные, колебательные движения земных масс; эфирным волнам – волны на поверхности воды. Физическая картина мира и мир повседневных явлений соответствовали друг другу. Это выражало и определенное понимание самой категории наглядности. Физическая картина мира уже в первой четверти XX в. характеризовалась существенно иными чертами. Она включала в себя: 1) "искривленное" пространство, 2) бесконечное множество параллельно и неравномерно текущих времен, 3) квантованное электромагнитное поле, 4) элементарные частицы с массой покоя, отличной от нуля, 5) волны вероятности, соответствующие квантам вещества и поля. Эта картина воспринималась как ненаглядная: ни одному из ее элементов нельзя было указать чувственно воспринимаемый аналог. Размышление над происшедшими преобразованиями позволило Гейзенбергу выдвинуть принцип ненаглядности, который содержит в себе следующие утверждения: Невозможно представить релятивистские и квантовые явления в чувственно воспринимаемых образах. Развитие физики идет таким образом, что для объяснения наглядных явлений привлекаются ненаглядные представления. Прогресс физики возможен лишь на пути более полного отказа, от наглядных представлений. Резюмируя проведенный обзор этапов развития проблемы эвидентности, можно сформулировать положения, в обобщенной форме раскрывающие принцип эвидентности применительно к задачам изучения психической реальности. В соответствии с этим принципом необходимым инструментом изучения психической реальности является человек. Обнаружение психической реальности невозможно вне обращения к опыту человека. Критерием существования исходных форм психического выступают свидетельства самого субъекта психической реальности. При этом такого рода свидетельства обозначаются либо как локализованные в пространстве, либо носят внепространственный характер. В первом случае они принимают экстраспективные, интерсубъективные формы, во втором – интроспективные, интрасубъективные формы. Это не означает, конечно, что тем самым как бы ставится под сомнение существование иных форм (типов) реальности и иных способов обнаружения психической реальности. Это не означает также, что все свидетельства субъекта психической реальности признаются безусловно достоверными. Принцип эвидентности указывает лишь на возможность (и необходимость) структурирования самой психической реальности на основе определенным образом заданных критериев и предусматривает существование двух типов такого рода критериев, соответствующих двум типам познавательных установок: экстраспективной и интроспективной. Характеристические признаки психологического знания . Ведущая особенность психологического знания состоит в том, что оно возникает как результат осознания свойств сознания. В психологическом знании явственно обнаруживается то, что оно есть единство процессов объективации и субъективации, результат субъективации (осмысления) предварительно объективированных продуктов познавательной активности. Субъект психологического познания призван к тому, чтобы изыскивать средства и методы объективации продуктов субъективной активности, открывающих возможность доказательного интерсубъективного знания. Психология есть объективное знание о субъективной реальности. Специфика психологического знания рельефно обнаруживается при рассмотрении его в аспектах категорий истинности и осмысленности. Истинному знанию соответствует состояние когнитивного консонанса субъекта, согласованности, взаимодополнительности конституирующих его компонентов, а ложному знанию – (по крайней мере, имплицитно) состояние когнитивного диссонанса. Истина всегда осознанна, а ложь бывает как осознанной, так и непреднамеренной. Мы расцениваем нечто сказанное как истину лишь тогда, когда это происходит не случайно (не в результате простого совпадения сказанного с действительным положением дел), а преднамеренно. Вот, например, предложения, казалось бы, говорящие об обратном: "Я вдруг понял, что говорю правду", "Он сказал правду, сам того не подозревая". Первое высказывание означает, что я сказал нечто, но понял, что сказанное истинно, лишь в результате осознания этого. Здесь разделяются две стадии. Сначала я выполняю некое речевое действие, а затем по ходу его выполнения у меня возникает осознание его истинности, понимание того, что я говорю правду. Во втором случае высказывание свидетельствует о том, что правда как правда существует лишь для того (реципиента), который способен сознавать это. Для самого говорящего сказанное такого статуса может и не иметь. В этой связи следует отметить, что личностные опросники, широко используемые в настоящее время в исследовательской и консультационной практике, включают в свой состав так называемые шкалы искренности (правдивости)/лживости для оценки (коррекции) состояния респондента, его отношения к обследованию. Очевидно, что на вопросы типа "Случалось ли Вам говорить неправду?", "Бывало ли, что Вы пользовались шпаргалками во время экзамена?", "Случалось ли, что Вы не оплачивали поездку в городском транспорте?", "Смеетесь ли Вы неприличным шуткам?" респонденты могут отвечать, руководствуясь мотивами социальной желательности, ориентируясь прежде всего на то, какими бы им хотелось быть, какими они хотели бы предстать в глазах окружающих, а не на то, каковы они есть "на самом деле" со своими слабостями и недостатками. Специфика психологического знания, конечно, не в том, что оно может или не может быть истинным или ложным, а в том, каковы процедуры его верификации. В данном случае верификация предполагает соотнесение типичного, наиболее вероятного поведения со сформировавшимися у субъекта представлениями о должном, социально одобряемом поведении. Знание истинно, если образ объекта в сознании субъекта соответствует (тождествен) самому этому объекту. Применительно к психологическому знанию проблема сразу же обостряется, поскольку объект психологического знания также часто существует лишь в самом сознании. Что же в данном случае означают понятия соответствия и тождества. Практически во всех толковых словарях современного русского языка слово "истина" определяется так, что в толковании оказываются рядоположенными две идеи: (1) истина, – это то, что существует в самой действительности, и (2) истина – это то, что соответствует действительности. В первом случае истина – это то, о чем сказано, что осознанно, сама действительность, во втором – это то. что соответствует действительности, находясь вне этой действительности. Указанное обстоятельство выражает факт сосуществования двух философских традиций. Одна разрабатывает теорию истины в духе концепции корреспонденции (Аристотель, Тарский), другая – в духе концепции тождества – когерентности (Платон: тождество идеи (одного) и порожденной ею вещи (иного, многого); Гегель: тождество бытия и мышления). Важно, однако, то, что оба типа концепций дополняют друг друга. Говоря об определении истины через тождество или через соответствие, мы в первом случае ссылаемся на более "сильную", а во втором случае на более "слабую" абстракцию. За соответствием стоит содержание, сводимое не к полному, но к частичному тождеству, тождеству, в котором имеет место и различие. Рассматривая тождество как таковое, мы также всегда имеем дело с двумя, которые вместе с тем есть одно. К чему-либо одному предикат "тождество" релевантно приложим, когда это одно есть два. В этом смысле истина всегда парадоксальна. К приведенным из диагностических опросников примерам все же приложимы истинностные оценки, они имеют в виду согласованность определенных аспектов поведения и допускают в принципе объективную проверку. Однако наибольший интерес (наиболее значимую психологически информацию) мы получаем из ответов на вопросы, касающиеся сугубо субъективных состояний. "У меня почти всегда что-нибудь болит", "Мое настроение улучшается, когда меня оставляют одного", "Мне часто снится, что меня обижают", "Будущее мне представляется мрачным и бесперспективным", "Я упрекаю себя за то, что недостаточно сильно люблю своих родителей". Представляется. что к ответам на подобные вопросы (согласие/несогласие с утверждениями приведенного типа) вообще не применимы истинностные оценки, что не существует критериев их верификации/фальсификации. Но это лишь одно из проявлений специфической парадоксальности психологического знания. Ошибка всегда есть ошибка категоризации. Парадоксальность истины в случае психологического и непсихологического знания раскрывается как бы с разных сторон. В случае психологического знания в тождестве/различии объекта и его образа на первый план выходит тождество, общность той сферы, в которой они оба существуют. В случае непсихологического знания на первый план выходит различие сфер психического и экстрапсихического. Психологическое знание истинно, когда субъект в изначальной тождественности объекта и его образа обнаруживает их различие. Психологическое знание ложно, когда субъект не способен преодолеть "изначальную" тождественность объекта и его образа, "расщепить" психологический атом. Уже было отмечено, что истина всегда осознанна, а ложь бывает как намеренной (осознанной), так и непреднамеренной (неосознанной). Вместе с тем существует третий тип ситуаций, по отношению к которым неприменимы предикаты "истина" и "ложь". Это ситуации абсурда. Абсурд есть абсурд, он не является ни истиной, ни ложью. Субъективно абсурду соответствует состояние утраты (отсутствия) личностного смысла. Не затрагивая проблему в целом, укажем лишь на один механизм, который ведет к обессмысливанию ситуации. Он заключается в разрыве иерархически соподчиненных уровней отражения. В этом случае мысль (представление) как продукт познавательного процесса не укоренена в чувственной ткани сознания, и, наоборот, чувственные данные не получили концептуального дополнения (осмысления – обобщения). В отличие от того варианта разрыва связей уровней познания, о котором мы вспоминали ранее в связи с характеристикой концепции Коменского, в ситуациях абсурда имеет место переживание разорванности этих связей. В этом смысле констатация абсурда также несет в себе определенную информацию – знание о состоянии субъекта. о той психической реальности, носителем которой выступает в определенных условиях человек. Психология – это не только определенным образом систематизированное знание о психической реальности, но это одновременно и многообразие взаимодействующих, а нередко и взаимоотрицающих друг друга направлений, каждое из которых претендует на наиболее адекватное изображение изучаемой реальности. Многообразие сосуществующих психологических направлений можно было бы также рассмотреть как многообразие типов психологических знаний. Само это многообразие возникает за счет того, что в разных направлениях приоритетное значение придается разным источникам получения эмпирических данных, разным процедурам (методам) их извлечения, разным способам истолкования полученных данных. Но этот аспект характеристики психологического знания мы рассматривать не будем.В.И.Гинецинский ПРОПЕДЕВТИЧЕСКИЙ КУРС ОБЩЕЙ ПСИХОЛОГИИ
 
« Пред.   След. »
Подключиться к кабельному телевидению