Сила внутри нас. Луиза Л. Хей. Книга 3 Печать E-mail
ч. 2 Следуя внутреннему голосу Мысли, которые мы выбираем, — это кисть, которой мы наносим мазки на полотно своей жизни. Мне припоминается случай, когда я впервые услышала то, что, изменив мышление, можно изменить саму жизнь. Эта идея произвела во мне настоящую революцию. Я тогда жила в Нью-Йорке, где открыла для себя Церковь Религиозной Науки. (Часто Церковь Религиозной Науки, или Науки Разума, основанную Эр­нстом Холмсом, путают с Церковью Христианской Науки, осно­ванной Мэри Бэйкер Эдди. И то, и другое течение отражают развитие новой мысли; однако, в их концепциях имеются расхож­дения.)В Церкви Науки Разума трудятся священники и те, кто несет людям практическую сторону учения. Именно от них я впервые услышала, что мысль формирует будущее. Пусть я до конца не поняла, что они хотели этим сказать, но сама идея расшевелила мой внутренний колокол — тот аспект интуиции, который приня­то связывать с внутренним голосом. За многие годы я научилась следовать ему. Когда колокол звонит «Да», то пусть это совершен­но сумасшедшее решение, но я знаю: это то, что мне нужно. Итак, эти идеи зажгли меня. Какой-то голос внутри меня сказал: «Да, всё верно». И тогда я решилась пуститься в путешес­твие, целью которого было научиться изменять мысли. Однажды приняв эту идею и сказав ей «да», я начала задавать себе вопрос: «А как?» Я очень много читала; мой дом, наверное, был очень похож на ваш: во всех комнатах лежали груды книг по самосовер­шенствованию и духовному развитию. В течение многих лет я регулярно посещала различные занятия и семинары. Мне кажется, я проявила интерес ко всему, что имело отношение к этой темати­ке. Я с головой погрузилась в идеи, связанные с развитием нового мышления. В этот период я впервые в жизни взялась за учебу. До этого я вообще, ни во что не верила. Моя мать была утратившей веру католичкой, а отчим — атеистом. У меня было странное представление о христианах: либо они носят власяницы, либо их пожирают львы. Мне это не нравилось.Я бросилась в изучение Науки Разума, как в омут, без оглядки. Для меня открылся новый путь, и это было великолепно. Сначала всё было легко. Я уловила смысл некоторых идей, начала думать и говорить немного по-другому. В те дни я всё время была чем-то недовольна и полна жалости к самой себе: мне просто нравилось беспомощно барахтаться в канаве. Я еще не знала, что сама вызы­ваю ситуации, заставляющие меня постоянно испытывать к себе жалость. Но, с другой стороны, в те дни я ничего иного и не знала. Через некоторое время я заметила, что стала жаловаться меньше. Я стала прислушиваться к тому, что говорю, начала отдавать себе отчет в своих действиях, пыталась изменить себя. Я бормо­тала аффирмации, не совсем понимая, что они значат. Конечно же, я начала с самых лёгких, но они привели лишь к незначительным изменениям. Например, для меня стал загораться зеленый свет светофора, стало находиться место на автостоянке. Решив однажды, что я довольно крута, я превратилась постепенно в задиристую, высокомерную, твердо убежденную в своей правоте особу. В меня вселилась уверенность, что я знаю ответы на все вопросы. Сейчас, оглядываясь на прошлое, я думаю, что таким образом воспитывала в себе чувство безопасности. Оно мне было необходимо, когда я делала первые шаги в совершенно незнакомой для меня области.Когда мы начинаем избавляться от своих старых привычек и убеждений, особенно если раньше находились под их жестким, неумолимым влиянием, может возникнуть сильное чувство стра­ха. Я, например, страшно испугалась и была готова ухватиться за что угодно, только бы почувствовать себя в безопасности. А ведь это было всего лишь начало: мне предстоял еще долгий путь, и по нему я иду до сих пор.Как и у многих из вас, он часто оказывался тернистым: простое проговаривание аффирмаций не всегда срабатывало. Я не могла понять почему. Я обращалась к самой себе: «В чем ошибка?» И тут же начинала себя обвинять. Может быть, я лишний раз доказала, что ни на что не гожусь? Старые убеждения прочно укоренились во мне.Мой учитель Эрик Пейс всё время очень внимательно наблю­дал за мной. Однажды он коснулся идеи Обиды. Я не имела ни малейшего представления, о чем он говорил. Обида? Моя? Откуда? В конце концов, я нашла свой путь и достигла духовного совершенства. Как мало я тогда о себе знала!Я продолжала стараться изо всех сил: изучала метафизику и духовную литературу; присматривалась к самой себе; собирала свои знания по крупицам — столько, сколько могла. И иногда применяла их на практике. Мы часто слышим интересные вещи, порой улавливаем их суть, но далеко не всегда используем в жизни. Время, казалось, летело очень быстро: к определенному моменту я поняла, что изучаю Науку Разума уже около трех лет. Я стала работать при церкви. Преподавая философию, я удивля­лась, почему мои студенты оказались хромыми на обе ноги. Я не понимала, почему они так крепко увязли в своих проблемах, почему им не идут на пользу мои советы. Почему они не исполь­зуют их и не станут лучше? Мне никогда не приходило в голову, что всё, о чем я говорила студентам, весьма расходилось с моим собственным образом жизни. Я походила на родителей, учащих детей, как поступать, и делающих всё наоборот.Однажды, совершенно неожиданно, у меня обнаружили рак влагалища. Поначалу я ударилась в панику. Это было абсолютно нормальной, естественной реакцией. Я полагала, что если бы душа моя была чиста и у меня был бы определенный внутренний стержень, то я бы не заболела. Оглядываясь назад, в прошлое, я думаю, что на момент постановки диагноза, я чувствовала себя в достаточной безопасности: я тогда уже была в силах побороться с болезнью, прежде чем она убила бы меня, не открыв секрета своего возникновения.К тому времени я знала многое. Мне было известно, что рак — это результат накапливаемой годами обиды, которая начинает постепенно разъедать физическое тело. Если мы всю жизнь сдер­живаем эмоции, они, в конце концов, заявляют о своем существо­вании на уровне тела.Я начала осознавать, что обида, о которой много раз говорил мой учитель, имеет непосредственное отношение к физическим, эмоциональным и сексуальным оскорблениям, которым я подвер­галась в детском возрасте. Я действительно была обижена и вспо­минала об этом с горечью, но никогда ничего не делала, чтобы отпустить от себя эту горечь. Единственное, что я могла сделать, чтобы забыть прошлое, — это уйти из дому. Оставив дом, я надеялась, что оставила все беды позади. На самом же деле, я их просто похоронила в своей памяти. Встав на путь метафизического отношения к миру, я накрыла чувство обиды колпаком духовности, похоронила его внутри себя. Я всячески избегала контакта с собственными чувствами и эмоци­ями. Я не знала, кем и где я была. После того как диагноз был поставлен, началась тяжелая внутренняя работа по изучению себя. Слава Богу, у меня для этого было всё необходимое. Я знала: для того чтобы добиться радикальных изменений, нужно погрузиться в глубь себя. Меня, конечно, могли прооперировать, обеспечив, тем самым, временное облегчение. Но, не меняя образа мышления, я, скорее всего, снова бы взрастила в себе эту болезнь.Мне всегда хотелось узнать, где у нас возникает рак — в правой или левой части нашего тела. Правая часть представляет мужское начало — отдающее. Левая — женское, принимающая половина. Почти всю мою жизнь у меня были проблемы с правой частью тела. Именно там я хранила обиды, направленные на отчи­ма.Я больше не довольствовалась зеленым светом светофора и автостоянками. Я знала: нужно идти дальше и глубже. Ко мне пришло осознание того, что я не продвигаюсь в своей жизни так, как хочу, потому что не очистилась от хлама детских воспомина­ний, не живу в соответствии со своими новыми принципами.Мне предстояло узнать ребенка внутри себя и работать с ним. Этот ребенок нуждался в моей помощи, ему всё еще было больно. Я полностью посвятила себя практике самоисцеления. Кое-что из того, что я делала, выглядело странным. Но меня это не останавливало. На карту была поставлена моя жизнь. В течение последующих шести месяцев исцеление стало моей повседневной круглосуточной работой. Я читала и изучала всё, что только могла найти по нетрадиционным методам лечения рака. Я действительно верила, что это возможно. Я очистила свой организм от накопившихся за долгие годы шлаков. Много месяцев подряд я питалась, как мне казалось, только спраутсом и очищенной спаржей. Именно эти продукты запомнились мне больше всего, хотя я, конечно же, ела что-то еще. Я работала с моим учителем Науки Разума Эриком Пэйсом. Он помогал мне изменять мой образ мышления так, чтобы рак отступил. Я повторяла аффирмации, занималась визуализацией и укрепляла свое духовное начало. Ежедневно я упражнялась перед зеркалом. Наиболее трудными для меня словами оказались: «Я люблю тебя Луиза, я на самом деле люблю тебя». Каждый раз, когда я пыталась их произнести, на мои глаза наворачивались слёзы и перехватывало дыхание, слова застревали в горле. Когда мне, наконец, это удалось, я словно совершила «квантовый скачок». Я посещала в то время психотерапевта, имеющего богатый опыт по оказанию помощи людям, которым трудно открыто выражать и отпускать от себя свой гнев. Много часов я провела, крича и молотя кулаками подушки. Это было прекрасно. Я чувствовала себя хорошо, потому что никогда раньше в своей жизни не позволяла себе этого делать. Я не знаю, что именно сработало; возможно, всё понемногу. Во время моих занятий я проявляла поразительное упорство. И занималась утром, едва открыв глаза. Прежде чем лечь спать, я благодарила себя за то, что делала в течение дня. Одной из моих аффирмаций была следующая: «Я выздоравливаю во время сна и просыпаюсь утрам свежей, бодрой и полной сил». Просыпаясь, и благодарила свое тело за проделанную ночью работу. Я повторяла изо дня в день, что хочу духовно расти, хочу учиться; хочу измениться и перестать считать себя никчемным человеком.Я также работала над своим сознанием и умением прощать. Одним из методов, которые я использовала, было подробное — настолько, насколько можно — изучение детства моих родителей. Постепенно я начала понимать, как к ним относились, когда они были маленькими, я осознала, что по этой причине они не могли воспитывать своих детей иначе. Мой отчим, будучи ребенком, подвергался оскорблениям. Через много лет он так же стал обра­щаться со мной и моим братом. Моей матери с детства внушали, что мужчина всегда прав. Именно поэтому она поддерживала отчима, позволяя ему творить всё, что заблагорассудится. Никто не учил их ничему другому. Это был их образ жизни. Шаг за шагом я осознавала это. Вместе с пониманием я обретала умение прощать. Чем больше я прощала своих родителей, тем больше мне захотелось простить саму себя. Простить себя — это крайне важно. Многие из нас унижают и обижают ребенка внутри себя точно так же, как это делали с нами родители. Мы просто продолжаем дурную традицию. Когда мы были детьми и к нам плохо относи­лись, нам не приходилось выбирать. У нас не было права голоса. Но теперь мы выросли — так зачем же обижать ребенка, который внутри нас? Это ведь может привести к катастрофическим послед­ствиям.Как только я простила себя, я начала себе доверять. Я поняла, что когда мы не доверяем жизни или другим людям, мы на самом деле, не доверяем себе. Точнее, мы не доверяем своему высшему «я» заботиться о себе. Например, мы говорим: «Я никогда не влюблюсь снова, так как не хочу, чтобы меня ранили» или «Я никогда не позволю этому случиться». В действительности же мы имеем в виду другое: «Я не доверяю себе. Я и мысли не допускаю, что могу о себе позаботиться. Лучше я буду держаться в стороне». Наверное, в какой-то момент я поверила в обратное. Я дове­рилась себе, поняла, что могу о себе заботиться. Мне становилось всё легче и легче любить себя. Мое тело и сердце начали исцелять­ся.Вот таким неожиданным образом произошел мой духовный рост.Кстати, я получила дополнительный подарок: моя внешность изменилась в лучшую сторону. Я стала выглядеть моложе и при­влекательнее. Я нравилась своим ученикам, и все они стремились работать над собой. Мне даже не нужно было ничего говорить. Они чувствовали, ощущали, что я живу в соответствии со своими убеждениями. Они их охотно принимали и делали невероятные успехи, улучшая качество своей жизни. Обретя однажды внутрен­ний покой и примирившись с собой, мы обнаруживаем, что жизнь становится намного приятней и интересней.Так чему же меня научил мой личный опыт? Самое главное, я поняла, что обладаю силой, способной изменить мою жизнь. Для этого нужно только желание изменить свои стереотипы мышле­ния и расстаться с внутренними моделями, отбрасывающими нас обратно в прошлое. Этот опыт позволил мне понять, что имея такое желание, мы способны достичь невероятных результатов в изменении нашего образа мышления, состояния здоровья и жизни вообще.Независимо от того, на каком этапе жизни вы находитесь, какой вклад вы в нее внесли, и что в ней происходит, вы всегда делаете всё, что в ваших силах, — на вашем нынешнем уровне понимания, знания и осознания.И когда вы узнаете больше, вы начинаете это делать по-дру­гому, как это произошло со мной. Не кляните себя за то, что вы тот, кто вы есть. Не обвиняйте себя, если не смогли что-то сделать лучше и быстрее. Скажите себе: «Я сделал всё, что мог. Даже если я сейчас в плачевном состоянии, это только временно. Я обяза­тельно выкарабкаюсь. Нужно только подумать, как это сделать лучше». Если вы только и делаете, что говорите себе, какой вы плохой и глупый, то и останетесь там, где вы есть. Вам необходима собственная поддержка. Иначе ничего не изменится. Методы, которые я использовала в своей практике, придума­ны не мной. Большинство из них я узнала в Церкви Религиозной Науки. На них и основывается мое учение. Эти принципы стары, как мир. Если вам довелось познакомиться с любым из древних духовных учений, то, скорее всего, вы ничего нового не узнаете. В Церкви Религиозной Науки меня готовили стать пастором. Од­нако, прихода у меня нет. Я — свободное духовное лицо. Я выра­жаю свое учение простым языком — так, чтобы оно могло достичь многих. Этот путь — замечательный способ свести все свои пред­ставления воедино и по-настоящему осознать, для чего нам дана жизнь и как использовать свой разум, чтобы стать ее хозяином. Когда я двадцать лет назад начинала свой путь, я и понятия не имела, что смогу нести надежду и оказывать помощь другим людям, то есть, делать то, что я делаю сегодня.
 
« Пред.   След. »
Подключиться к кабельному телевидению