ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ВРЕМЕНИ ЖИЗНИ Печать E-mail
ПЛАНИРОВАНИЕ ВРЕМЕНИ И ЖИЗНЕННЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ продолжение Описанные тенденции планирования личностного времени, бесспорно, лишь отчасти раскрывают его пролонгированные особенности, на основании чего мы разрабатываем определенные рекомендации по созданию приемлемых условий и возможностей в сознании человека, для его актуализации, что, как мы надеемся, будет способствовать поиску наиболее оптимального способа планирования личностного времени самим субъектом, а это, в свою очередь, служит одним из звеньев в фундаменте жизненных перспектив личности. Итак, исследование привело к следующим результатам. Мы подтвердили гипотезу, что личностная перспектива действительно отличается от когнитивной - четкость когнитивных планов, проявляющаяся в конкретности планирования у некоторых типов, не сопровождается высокой мотивацией достижения, готовностью к изменениям и трудностям. При планировании событий (брак, поступление в институт и т.д.) оказывается значительно элиминирован образ будущего "Я", возможность изменения "Я". Наиболее оптимальным оказывается проблемное планирование, при котором учитываются жизненные и личностные ресурсы. (В этом, в частности, виден аргумент против сторонников изучения жизненного пути только на основе событийного подхода.) У разных типов планирование времени имеет разную направленность: а) из настоящего в будущее (когда планирование времени сводится к планированию дел и событий); б) из будущего в настоящее (проблемное планирование). Последнее значительно усиливает личностную рефлексию, укрепляет позицию "Я" в настоящем. Присущая субъекту, т.е. внутренняя детерминация времени связана с а) проблемным планированием, осознанием будущих проблем; б) планированием времени, имеющим вектор из будущего в настоящее; в) связью разрешения возможных проблем с образом "Я" в будущем, его возможностями. Планирование времени в контексте соотношения прошлого, настоящего и будущего выступает как функция личности, овладевающей своим временем, как способ этого овладения, удовлетворенность-неудовлетворенность - как ведущее личностное противоречие, как готовность сохранить принципиальную верность себе при изменении будущих обстоятельств и вместе с тем способность к совершенствованию - себя, своей жизни, своей деятельности.В свою очередь, планирование времени будущего выступает как личностное опосредование связи настоящего и будущего, которая иногда представляется автоматической. Изучение старшеклассников (В. Ф. Серенкова) показало, что в силу проблематичности поступления их в институт между настоящим и будущим возникает своеобразная психологически трудно преодолимая "полоса неопределенности", которая требует особых личностных усилий - мотивационных, эмоциональных, деятельностных, чтобы "протянуть нить" из настоящего в будущее. Таким образом, планирование будущего иногда имеет вектор от настоящего к будущему, а иногда, напротив, от будущего к настоящему, способствуя его рефлексии, своеобразному укоренению позиции в настоящем ради гарантирования будущего.Психологическая определенность будущего, выражающаяся в конкретности, четкости планов, в его структурированности, иногда граничит с ригидностью самой личности: когнитивная четкость не сопровождается готовностью к изменениям. Поэтому наиболее прогрессивным оказывается проблемное планирование времени и будущего, а не событийное, деятельностное. У типов с преобладанием планирования событий оказывается значительно элиминировано "Я" в будущем, возможность изменения, потенциальность "Я". Самая оптимальная модальность обращения личности к будущему - наличие множества перспектив.Хотя понятие "событие" в логике изучения жизненного пути было введено Ш. Бюлер, однако сложилась некоторая традиция его использования в советской психологии как основной единицы анализа жизненного пути, в итоге сближающаяся с социологическим подходом к личности и жизни. Перечень событий, предлагаемых в качестве стимульного материала, таких как поступление в институт, вступление в брак, смерть близких, рождение детей, при всем акцентировании их личностной значимости остается, скорее, социально нормативизированной стратификацией жизни любого гражданина. Тогда как категоризация жизни как задач и проблем раскрывает и способ включения в них субъекта, и цену, которую он платит за их решение, и их смысловое содержание.Однако дискуссия с представителями событийного подхода к жизненному пути (Б. Г. Ананьев, Н. А. Логинова, А. А. Кроник и др.) не исключала для сторонников концепции личности как субъекта жизни возможности использования событийного метода как дополнительного к другим или качественной модификации событийного подхода. (Так, в исследовании Т. Б. Карцевой исследовалась группа лиц, находящихся накануне реальных поворотных событий - развода, вступления в брак, с точки зрения структуры и образа "Я".) В исследовании О. Бекасова испытуемому предлагалась оригинальная задача указать, какие события прошлого он хотел бы повторить в настоящем и будущем, какие он предпочел бы оставить в прошлом и т.д., что сопровождалась оценкой удовлетворенности-неудовлетворенности, а для исследования жизненных перспектив использовалась методика Нюттена. Результаты показывают, что связи прошлого, настоящего и будущего, во-первых, в разной мере опосредованы личностью, во-вторых, имеют разный функциональный характер, идут в разных направлениях (прямые и обратные), а главное, имеют прямую связь с удовлетворенностью-неудовлетворенностью. Исследования Е. С. Улитовой показали, что временная регуляция деятельности зависит от уровня развития волевых качеств личности [115].Интегрируя все полученные типологии, можно сказать, что "оптимальный" тип организации личностью времени характеризует сочетание высокого уровня и пролонгированности активности, он обладает способностью к организации времени, т.е. к деятельности во всех временных режимах, о которых подробнее ниже. Он обладает не только когнитивной способностью предвидеть будущее и строить планы, но и личностной перспективой и ее гарантированностью. Его жизненная линия имеет непрерывный восходящий в ценностном отношении характер. Его временная перспектива сочетает осознанность и мотивационную готовность к реализации будущего на основе "Я-концепции".Тип личности "созерцателя" с пролонгированной, но низкой активностью, по-видимому, обладает способностью оперировать временем в плане сознания, строить когнитивные перспективы. Непрерывность его жизненной линии в основном теоретическая, духовная, в его концепции жизни присутствует философский пласт. Этот философский контекст образует для него совершенно специфическое теоретическое пространство, в котором он выстраивает свою "логику". Если в деятельности он с равным успехом может действовать и во внешне заданном, и во внутренне заданном времени, то в жизненном пути этот тип личности является субъектом времени жизни, поскольку он может гибко согласовывать внешнее и внутреннее время и тем самым овладевает временем жизни для самореализации. Он обладает способностью своевременности, поэтому является и стратегом, и тактиком. Его прошлое, настоящее и будущее связаны через его личность. Но в деятельности он не способен следовать внутренне заданному времени, поэтому для него типичен разрыв и даже противоречие между осознанием времени и действием во времени, что и отражается в сфере переживаний, часто носящих негативный характер. Непрерывность времени в плане сознания сочетается с отсутствием непрерывной, т.е. внутренне мотивированной линии деятельности, поэтому у таких людей выявляется противоречие между планированием времени и следованием этим планам.Тип личности "функционера" сочетает активность и ситуативный способ организации времени жизни. Это "краткосрочный" тип, который обладает высокой способностью приспосабливаться к внешне заданному времени. Он является деятелем, прагматиком, тактиком, его жизненный путь складывается из сменяющих друг Друга ситуаций, событий, циклов деятельности, парциальных задач. Однако его инициатива охватывает только отдельные периоды, события, а не их объективные или субъективные последствия. Он оптимален "на короткой дистанции", но не умеет строить дальних планов, отсутствует пролонгированная регуляция времени жизни - жизненная линия не имеет последовательного поступательного характера, она прерывиста. Переживания этого типа в основном позитивны, поскольку он удовлетворяется сочетанием времени действия и времени событий; в его переживаниях выражается оптимальность, успешность регуляции деятельности.Наконец, пассивно-ситуативный тип привязан к внешне заданному времени и тем не менее далеко не всегда способен сочетать свои действия с заданными сроками. Его эмоциональные переживания деструктивны, хотя тревожность не высока. Он не рефлексивен: не имеет образа своих действий во времени и, как правило, не имеет четкого образа "Я". Его способ планирования времени, как показало исследование В. Ф. Серенковой, выполняет скорее компенсаторную, чем реальную функцию. Он может тяготеть к прошлому в силу неуверенности в будущем и неудовлетворенности в настоящем.Такое обобщенное, насыщенное результатами последующих исследований изложение исходной типологии (В. И. Ковалева) мы предприняли не с целью свести все богатство полученных данных к четырем типам личностей, но с целью показать, что взаимодополняемость исследований времени, имеющих целью изучение разных аспектов его организации, позволяет глубже раскрыть внутренние связи этой организации. При этом каждое явление, например планирование времени, выступает внутри разных структур в разной функции, благодаря чему, скажем, в свою очередь становятся отчетливее особенности организации деятельности во времени и даже типичный для личности способ связи прошлого, настоящего и будущего.На эти особенности "накладываются" особенности произвольной психической регуляции, которые у разных типов, в свою очередь, имеют разные возможности и ограничения. На пути произвольной осознанной регуляции, как показало наше исследование, может стоять диссонанс осознания и переживания времени, противоречие осознания и деятельности, отсутствие регуляторной функции переживания и т.д. Это ограничивает возможности произвольного ускорения времени и общие возможности саморегуляции во времени. Еще предстоит особо изучить роль тревожности в процессах регуляции деятельности и самоорганизации во времени. Увеличение скорости психических процессов, изменение ее порядка и способность к точному определению момента активности и ее согласованию с временной логикой событий есть три важнейшие временные способности личности - способность к ускорению, различным последовательностям и своевременности.Однако эти способности, как очевидно даже из существующей литературы, дополняются и конкретизируются способностями личности, проявляющимися в деятельности. Общие характеристики деятельности - это целевая детерминация и регуляция (Л. И. Каган, О. К. Тихомиров), особенности соотношения деятельности и психических процессов (В. Я. Ляудис, А. В. Карпов, Ю. К. Корнилов, Г. С. Никифоров и др.), способы практической деятельности в различных временных условиях (Д. Н. Завалишина, Б. Ф. Ломов, В. И. Секун, В. Хакер, В. В. Чебышева и др.), особенности адаптации человека и его различных систем к изменениям времени (О. Г. Газенко, М. Кельвиш и др.), особенности построения временной перспективы поведения с учетом согласования реального и желаемого способов использования времени (В. Граф, И. И. Ильясов, В. Я. Ляудис, Л. В. Тарабакина и др.), а также планирование - обнаруживают особые темпоральные резервы или конструктивные способы ее организации.Перейдя к рассмотрению личностных особенностей организации времени деятельности, мы бы выделили ряд теоретически ключевых аспектов рассмотрения этой проблемы.Деятельность соотносится с жизненным путем личности - место и время, занимаемые деятельностью в жизни человека, прожитый опыт и т.д. Деятельность в настоящем времени вбирает опыт прошлого и создает готовность к будущему, способность планирования, прогнозирования, целеполагания. Деятельность и саморегуляция - проблема сопряжения двух темпоральных систем. Различие видов деятельности по их временным характеристикам. Временные характеристики самой психической деятельности. Согласование-рассогласование временных характеристик деятельности и субъективных (психических и личностных возможностей). Способности и деятельность. Личностные особенности саморегуляции и самоорганизации во времени деятельности. Рассмотрение этих направлений и даст разрешение проблемы - возможность комплексного теоретического и эмпирического исследования.по изданию: К.А. Абульханова, Т.Н.Березина. Время личности и время жизни. - СПб.: Алетейя, 2001.
 
« Пред.   След. »
Подключиться к кабельному телевидению