ПРОБЛЕМА ЛИЧНОСТНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ ВРЕМЕНИ ЖИЗНИ Печать E-mail
ПОСТАНОВКА ПРОБЛЕМЫ И ОСНОВНЫЕ ГИПОТЕЗЫ Исследования проблемы времени в психологии осуществлялись в целом ряде направлений, которые фактически мало связаны друг с другом. Это классические исследования восприятия времени (Ю. М. Забродин, Ф. Е. Иванов, Е. Н. Соколов, П. Фресс и др.), переживания времени (Д. Гарбетте, Р. Кнапп и др.), временной перспективы (Р. Кастенбаум, Дж. Нюттен и др.) Однако они оказались оторванными от целого исследовательского направления, в котором изучались нейрофизиологические, психофизиологические особенности временной организации человека (Н. Н. Брагина, Т. А. Доброхотова, 1981; Ю. М. Забродин, А. В. Бороздина, Н. А. Мусина, 1987; Я. Освальд, 1975; С. Шервуд, 1975 и др.), а также процессуально-динамические и в этом смысле объективные временные характеристики самой психики, такие, как скорость запоминания, скорость реакций, темпы, ритмы нейрофизиологических, психофизиологических процессов (П. Фресс, Л. П. Гримак, 1978; Д. Т. Элькин, 1959, 1962; Д. Т. Элькин, Т. М. Козина, 1978, Д. Н. Узнадзе, 1966). Можно предполагать, что этот разрыв определялся тем, что первые были отнесены к области изучения субъективного психологического времени (или, как принято говорить в отечественной психологии, субъективного отражения времени), а вторые - фактически - к области, в которой исследовалась объективная временная организация самой психики. Кроме того, эти две области, в свою очередь, были обособлены от исследований проблем личностного времени - времени развития личности, мотивации, динамики осознаваемого и бессознательного (П. Жане, Ж. Пиаже, К. Левин, X. Томе и др.). А исследования, касающиеся проблемы личностного времени (в том числе и в первую очередь динамическая концепция личности З. Фрейда), оказались в стороне от изучения конкретного жизненного пути, его специфических временных, биографических, событийных характеристик (Б. Г. Ананьев, П. Б. Балтес, Ш. Бюлер и др.) В свою очередь, недостаточно связанной с особенностями жизненного пути оказалась возрастная периодизация Л. И. Божович, Д. Б. Эльконина и др. Первую попытку осуществить синтез собственно жизненной и возрастной периодизации предпринял Б. Г. Ананьев. Социальное развитие ребенка в пространстве-времени детства проведено Д. И. Фельдштейном [Фелъдштейн Д. И. Социальное развитие в пространстве-времени детства. М., Флинта, 1997. с. 160 ].Наконец, несмотря на огромное внимание, интерес психологов к психологическим особенностям деятельности, разработку так называемого деятельностного подхода, не были раскрыты фундаментальные временные характеристики деятельности и временные особенности способов ее осуществления. Лишь отдельные исследования коснулись некоторых временных характеристик деятельности (В. П. Зинченко и др.), временных условий или специфики отдельных профессий (Ш. Гадбуа, В. А. Денисов, Д. Н. Завалишина и т.д.), таких, как профессия медсестер, летчиков. Между тем именно в деятельности соотносятся, связываются или вступают в противоречие различные времена, начиная от времени - скорости, ритмов психофизиологических процессов, кончая социальными требованиями и нормами времени осуществления деятельности. Производительность труда - это основная временная характеристика деятельности: повышение производительности труда происходит за счет сокращения необходимого времени. Не создана единая концептуальная модель, раскрывающая соотношение биологического, психологического, социального и культурного времени, отсутствует представление о соотношении психологического, личностного, жизненного времени, единая теория их многообразия.Существующие направления изучения времени можно условно классифицировать следующим образом: выделив четыре основных аспекта его рассмотрения. Первый - отражение (психикой, сознанием) объективного времени, большая или меньшая адекватность и механизмы отражения (восприятие времени) [1) Иванов Ф. Е. Взаимодействие сенсорных систем при опознании энных структур. Автореф. дисс. канд. псих. наук. М., 1980. 2) Лосик Г. В. Выявление единиц временной организации устного речевого сообщения. Автореф. дисс. канд. псих. наук, М., 1977.]. Второй - временные, т.е. процессуально-динамические характеристики самой психики, связанные, прежде всего с лежащими в ее основе ритмами биологических, органических, нейрофизиологических процессов. Третий - способность психики к регуляции времени движений, действия и деятельности. Четвертый - личностная организация времени жизни и деятельности, т.е. той временно-пространственной композиции, в которой строятся ценностные отношения личности с миром на протяжении времени жизненного пути.Разобщение, обособление отдельных исследовательских направлений, касающихся психических, личностных, жизненных и деятельностных особенностей времени, усилилось тем противоречием, которое в явной или скрытой форме возникло между точными науками, прежде всего физикой в ее изучении объективного времени и философскими, гуманитарными науками, описывающими экзистенциальное, ценностное, историческое, в широком смысле слова - человеческое время. Физика претендовала на универсальность законов физического времени как объективного, измеримого и т.д. Несмотря на победу теории относительности, предполагавшей специфику разных времен, периодизаций и т.д., парадигма точных наук тормозила раскрытие специфики человеческого времени. Современное состояние знания позволяет актуализировать эту проблему как комплексную для ряда гуманитарных наук - социологии, истории, психологии и самой философии, во-первых, и приступить к созданию интегральной концепции времени в психологии, во-вторых.В русле идей отечественного психолога С. Л. Рубинштейна представителями его школы продолжала развиваться концепция природы психики как специфически детерминированного процесса (А.В. Брушлинский) и начала исследоваться природа личностной и психической организации времени. Это исследование, определенные итоги которого подводятся в данной книге, было нацелено, с одной стороны, на выявление динамически-темпоральных характеристик самих психических процессов, состояний, с другой - учитывало классические работы по восприятию времени, его переживанию и отражению в широком смысле слова, и с третьей - опиралось на представление о личности как динамической, развивающейся и изменяющейся системе и ее жизненном пути как совершенно специфическом процессе. Исследование личности в масштабах жизненного пути (в отличие от традиционного для отечественной психологии изучения личностных "черт" и структур) было начато нами в начале семидесятых годов в порядке реализации философско-психологической концепции С. Л. Рубинштейна о субъекте и личности как субъекте жизни. Нашей задачей являлось: выявить, при каких условиях личность становится таким субъектом и какие функции она в этом качестве выполняет. Жизненный путь рассматривался нами как специфический, развернутый во времени процесс, в котором сталкиваются две основные детерминанты: внешняя и внутренняя, исходящая от самого субъекта. Субъектом становится только личность, способная разрешать противоречие между этими внешними и внутренними детерминантами жизни, таким образом создавая условия для самореализации, самовыражения. Естественно, что мы опирались и на представление о личности как динамической, саморазвивающейся системе, пытаясь при этом выявить соотношение ее изменения и развития (как взаимосвязанных и иногда противоречащих друг другу). В результате теоретического и эмпирического исследования были сформулированы понятия субъекта, выражающего способность личности к организации жизни, понятия "жизненная позиция", "линия", конкретизировано понятие жизненной или временной перспективы, а также разработано понятие активности, которая выступает как реальная организация времени жизни, его потенцирование, ускорение, расширение, ценностное наполнение. В результате теоретических и эмпирических исследований было сформулировано центральное понятие, которое сегодня репрезентирует специфику данного направления исследований и позволяет интегрировать достаточно большое количество совершенно разноплановых аспектов исследования времени в психологии.В отличие от множества подходов, которые подчеркивали субъективность психологического времени, концепция личностной организации времени предполагает онтологический характер его организации личностью, которая осуществляется либо в деятельности - также специфическом временном образовании, либо в жизни в целом. В последнем аспекте она примыкает к целому комплексу исследований жизненного пути, жизненного цикла, перспективы (В. Г. Ананьев, П. Балтес, Дж. Нюттен, Р. Кастенбаум, Л. Франк, С. Л. Рубинштейн и др.). Такой широкий контекст постановки проблемы личностной организации времени (временные характеристики психики - с одной, самой личности - с другой, жизненного пути и его временных структур - с третьей стороны) и поступательный характер самого теоретико-эмпирического исследования позволяет сегодня доказать долго оспаривавшийся физиками и представителями точных наук тезис о наличии специфики человеческого времени в целом в отличие от времени физических процессов, во-первых. Во-вторых, появляется возможность разработки объективного подхода к изучению этого времени в силу доказательств его специфической онтологической организации. В-третьих, открывается возможность дифференцировать разные механизмы временной организации на разных уровнях психики, а личность представить как субъекта, своеобразным образом интегрирующего эти уровни, включающего свой временной тип в социальный и культуральный временной континуум, организующего время своей жизни и деятельности. Категория личностного времени раскрывается через понятие активности, которая и выступает как реальная организация личностью времени жизни - использование времени, его умножение, ускорение, периодизация жизни и т.д. Тем самым определенным образом связываются объективное и субъективное время человека, которые в других подходах и исследованиях обособлялись друг от друга.Ядром этой еще только намеченной концепции является соединение на личностном основании объективных, свойственных психофизиологическому, психическому уровню организации, особенностей времени и субъективных, отраженных (восприятие, переживание, осознание времени) характеристик времени. На основе психического отражения на разных уровнях осуществляется взаимодействие человека с миром и одновременно развивается способность психики к регуляции этого взаимодействия. Первую отражающую функцию психики, по-видимому, можно объяснить как своеобразную конвергенцию и дивергенцию объективных структур и темпов времени, считающихся субъективными, но на самом деле имеющих онтологический статус процессуально-динамических характеристик психики, например, в психике одновременно представлено то, что объективно существует длительно и последовательно, и, наоборот, психическое переживание растягивается во времени, придает длительность тому, что объективно одномоментно. Память воспроизводит прошлое в настоящем, за счет чего в психическом настоящем представлено и то, что отражается (воспринимается) в данный момент, и то, что было отражено в прошлом, т.е. происходит удвоение времени. Иными словами, объективное время отражается и воспроизводится в психике за счет несимметричного ему времени и темпов психических процессов. На основе интеграции разных уровней психического отражения времени развивается способность психики к регуляции взаимодействия человека с миром во времени. Общая направленность этой регуляции - приведение в соответствие человека с объективным временем и его особенностями. Однако это всего лишь одна - видимая - функция регуляции. Вторая состоит в том, что, начиная с движений и действий, деятельность приобретает свою траекторию, амплитуду и временную архитектонику, отвечающую объективной темпоральной организации человека и его субъективным целям, имеющим свои временные параметры. Поэтому объективному времени должно соответствовать не одно движение, а целая деятельная система человека. Сопряжение объективных скоростей, темпов, временных требований (сроков, моментов) и собственных (органических, психических, двигательных и т.д.) скоростей и ритмов имеет место в структуре психической деятельности. Кроме обозначенного выше методологического противоречия между объективным временем точных наук и специфическим человеческим временем, в самой психологии возникло неявное, невыявленное противоречие, проявившееся в трактовке субъективного времени. Абсолютизация теории отражения, имевшая место в психологии, трактовка психики преимущественно как отраженной, даже если принять оговорку о "незеркальности" этого отражения, привели к рассмотрению субъективного времени только как вторичного, т.е. производного от объективного [Партыко Т. Б. Исследование критических интервалов как особенности отражения времени (психологические аспекты). Автореф. дисс. канд. псих, наук, М., 1982.]. Тем самым онтологический характер самой психики выпал из поля зрения теоретиков - онтологической, т.е. объективной, считалась лишь "материальная организация" организма, мозга, нервной системы и т.д. Поэтому то, что психика представляет онтологическую организацию, имеющую свои закономерности, а потому время, стало возможным осознать только на основе концепции С. Л. Рубинштейна, доказавшего специфику объективности психического как субъективного, и системного подхода Б. Ф. Ломова, показавшего невозможность рассмотрения парциальных отдельных свойств отдельных психических процессов и необходимость раскрытия их функций, только в целостной системе организации психики. Только на основании этих идей можно признать специфический онтологический характер самой психики, способа ее организации.Только на основе этих концепций можно актуализировать глубочайшую идею А. А. Ухтомского о "хронотопе" как системном единстве времени и пространства. Понятие хронотопа требует определения временных особенностей психики применительно к определенному пространству; выражаясь современным языком, к системе, в которой она выполняет те или иные функции. Однако важно уяснить, что если понятие системы предполагает, во-первых, уровневый, во-вторых, фиксированный характер ее организации, то понятие пространства в синтезе с понятием времени, на основе идеи хронотопа, допускает возможность его неиерархичности и, более того, не фиксированной, а временной, функциональной организации. В настоящее время в философии, психологии и смежных науках возник ряд теорий различных пространств, которые позволяют подойти к рассмотрению этой проблемы и в психологии. Это теория идеального как специфического пространства, представление о виртуальном пространстве и реальности и т.д. В нашем обыденном сознании понятие пространства до сих пор трактуется в духе географических представлений, т.е. пространство мыслится как нечто неизменно зафиксированное, раз и навсегда определенное, как расположение стран, городов, гор и рек. Такие образные выражения, как "пространство пожара, охватившее тысячекилометровую территорию", или "пространство театра военных действий", или перемещающееся, изменяющееся, расширяющееся или сужающееся пространство, не влияют на наше статическое представление о пространстве.Последнее решительным образом повлияло на разделение в психологии внешнего и внутреннего как разных, раз и навсегда зафиксированных пространств. Несмотря на интегрирующий характер социально-психологического понятия межличностного пространства, оно не влияет на консервативное представление о границах внешнего и внутреннего как определенных и разделяющих эти пространства. Между тем идея хронотопа позволяет рассмотреть взаимодействие человека с миром; принцип хронотопа в известной степени разрушает константность представлений о раздельности внешнего и внутреннего, являясь образом пространства, временно (на более длительный или краткий период) интегрирующего внешнее и внутреннее, снимающего всякую границу между ними. При этом можно говорить о появлении специфической системы, а можно допустить неупорядоченный характер этого пространства.В качестве примера можно рассмотреть ситуацию общения как временного пространства, в котором соединяются не всегда подчиненные единому замыслу (тем более не образующие систему) эмоциональные, речевые, поведенческие взаимные проявления. Фактически понятие ситуации включает имплицитное представление о некотором временном образовании - пространстве, в котором возникает определенная архитектоника (выражаясь термином С. Л. Рубинштейна, "расстановка сил"). Пространственно локальная ситуация возникает, существует какое-то время и исчезает, будучи разрешенной или нет.Поэтому можно в гипотетическом порядке допустить возникновение, образование временных - функциональных пространств. А это, в свою очередь, потребует дифференцировать организованные пространства с достаточно устойчивой структурой и эти временные функциональные пространства.Самой сложной проблемой является сохранение этих пространств. По-видимому, функцию сопряжения, связи выполняет психика, которая одновременно является и организованной системой, и гибкой динамической функцией (В. И. Ковалев). Учение С. Л. Рубинштейна о психическом как процессе, развиваемое А. В. Брушлинским, предполагает в порядке его дальнейшей конкретизации, раскрытие в психике не только отражательной, не только регуляторной функций, но способности к созданию временно-пространственных связей, образованию динамических пространств. Но личность, представляющая высший уровень психической организации, в свою очередь упорядочивает, направляет и координирует психическую деятельность. Сама личность рассматривается в нашей концепции как интегратор, организатор, координатор различных времен. Можно выделить по крайней мере три масштаба, экзистенциальных пространства, в которых личность - каждый раз по-разному - выполняет такие темпоральные функции.Первое - это пространство организма, схема тела (как его называл Н. А. Бернштейн), включающая особенности нейрофизиологических, психофизиологических (темпераментальных) скоростей, темпов, ритмов, скоростей и амплитуд движения и т.д. Ансамбль из различных времен создается механизмом саморегуляции по большей части неосознанно. Природная основа психики - это естественно текущие ритмы психических процессов, привязанные к ритмам нейрофизиологических процессов, их темпераментальных особенностей. Саморегуляция соотносит, увязывает, приспосабливает друг к другу различные ритмы, темпы, скорости. Но уже произвольность как регуляторная способность психических процессов - важнейшая их особенность - есть не что иное, как способность ускорения этих процессов (запоминания, мышления), т.е. временная функция. На основе саморегуляции устанавливается последовательность психических процессов, координация их времени со временем моторики, движений и т.д. Но сама саморегуляция имеет своей основной задачей согласование всей психофизической и психофизиологической системы с условиями, требованиями, временными параметрами деятельности и действительности. Точнее, саморегуляция обеспечивает функционирование человека во временно-пространственной действительности. Второе пространство - это пространство человеческой деятельности, имеющей свою временную архитектонику, специфическую организацию. Деятельность - создание особого временно-пространственного континуума, в котором личность в качестве субъекта связывает объективно разобщенные во времени и пространстве объекты и явления, придает им свою временную целостность и цикличность, и собственные временные параметры, и ритм. Можно сказать, что единственной динамической (и в этом смысле временной) характеристикой деятельности, которая детально исследована в психологии, является мотивация. Даже цель, которая имеет ярко выраженную темпоральную характеристику - интенцию в будущее, - в этом аспекте изучена недостаточно. Но наиболее парадоксальным оказывается факт, что сама деятельность, постоянно привлекавшая внимание философов и психологов, не определена в ее главной темпоральной сущности. Практическая деятельность всегда осуществляется в настоящем времени. К настоящему ее привязывает ее экзистенциальный онтологический характер: движения, действия, психические процессы, их регулирующие, имеют модальность настоящего, "здесь и теперь" осуществляющегося. В деятельности сосуществуют и соединяются два направления движения - из настоящего в будущее - к цели, и от цели - из будущего - в настоящее. Однако это не единственные временные особенности деятельности.В силу своей социальной детерминации, своего социального характера деятельность как труд отвечает временным требованиям, обращенным к ее субъекту: работа должна быть выполнена в определенные сроки. Иными словами, настоящее время деятельности должно быть определенным образом организовано субъектом: он должен уложиться в определенное социальное время. Но эти сроки, темпоральные социальные требования приходят в противоречие с естественными скоростями, темпами человека как психофизической системы. Иными словами, в деятельности сталкиваются и часто приходят в противоречие естественные, природные скорости человека и социально заданные: требования к времени труда, операций. Это противоречие относительно, поскольку в непосредственном виде выступает в форме физического труда, но и в ней "снимается" опосредствующим характером употребляемых человеком орудий труда, которые умножают его природные возможности, снимают их ограничения. Однако это противоречие "снимается" не только на социальном, но и личностно-психологическом уровне. Психическая деятельность, саморегуляция и регуляция практических действий, постепенно обобщаясь, приобретают характер идеальной деятельности - интеллектуальной, моделирующей практическую деятельность. Идеальная деятельность не является аналогом материально-практической, как утверждали долгое время, опираясь на известную цитату К. Маркса ("ничем иным как материальным, пересаженным в человеческую голову и преобразованным в ней"). Идеальная деятельность строится психической, личностной "логике" и, совершенствуясь, становится теоретическим методом осуществления предметно-практической деятельности, прежде всего ведущим к экономии времени. Функцией саморегуляции в том числе является урегулирование, координация этих "внешних" и "внутренних" времен, скоростей, темпов. Противоречие между темпоральной организацией человека как естественной системы и темпоральными требованиями деятельности как труда дополняется противоречием между объективным, социально требуемым, нормативным временем и субъективным, т.е. временем человеческих целей, идеальной деятельности. Здесь выступает регуляторная роль сознания. Сознание интегрирует способность психики к отражению времени, в том числе - к переживанию времени, ее собственные динамические особенности и, наконец, ее способность к регуляции деятельности во времени. Эта способность сознания (интегрирующая все механизмы и временные особенности психики) и становится основой личностного уровня регуляции и организации времени. Личностная способность организации времени возникает как интеграл разномодальных временных возможностей психики и прежде всего - временной регуляции деятельности. Личность как субъект деятельности регулирует время ее осуществления, согласуя его со временем своих психических процессов (мышления, памяти), состояний (сна, бодрствования, усталости, работоспособности и т.д.), своей темпераментальной природы, возраста (специфика времени юности или старости), с уровнем личностных целей и притязаний, уровнем идеальных моделей и программ. Она устанавливает сама (или приспосабливается к заданным извне) темпы, скорость осуществления деятельности, начиная от темпов движений и кончая темпами ежедневной, еженедельной и т.д. работы и нагрузки. Деятельность осуществляется в настоящем времени. В настоящем времени личность устанавливает определенную последовательность операций во времени, проявляет способность сосредоточить максимум усилий, напряжения в решающий момент деятельности, способность волевым образом удерживать пролонгированную линию, абстрагируясь от ситуативной краткосрочной стимуляции, способность устанавливать психологически удобный и объективно требуемый темп деятельности, ее периодизацию и т.д. Задача временной регуляции состоит в том, чтобы сопрягать психические процессы и состояния с временно-целевым центром деятельности (последовательно или одновременно включая механизмы памяти, мышления, восприятия), согласовывать объективные и субъективные скорости в пространстве деятельности. Личность - субъект не только временно-пространственного континуума деятельности, но субъект повышения работоспособности, дееспособности, интенсивности своей деятельности. Если психика структурирует деятельность в особый временной континуум, имеющий начало, протяженность, скорость и завершение, то личность структурирует свою жизнь, по-своему размещая во времени жизни определенные занятия, деятельности, события, отводя на них объективно и субъективно требуемое время, и трудится практически на протяжений всей жизни.по изданию: К.А. Абульханова, Т.Н.Березина. Время личности и время жизни. - СПб.: Алетейя, 2001.
 
« Пред.   След. »
Подключиться к кабельному телевидению