Новизна и мировоззрение. Печать E-mail
В детстве мы все любили играть в песочнице, в снегу, прыгать в луже, лазать на деревья и заборы, заглядывать в шкафы и двери, совать пальцы и нос во все щели, и только крайняя усталость или запрет родителей могли прерывать эти процессы. Понятно, что на это толкал интерес, граничащий с любопытством: из песка можно было строить формы, похожие на те которые нас окружали, прыганье в луже давало другие ощущения, чем прыганье на сухом месте, в шкафах и за дверями были новые предметы и люди, пальцы и нос давали новые ощущения и запахи. Таким образом, в состоянии интереса мы познавали окружающий мир и самих себя. Но, если бы нам не одевали панаму летом, шубу зимой, и вовремя не загоняли домой, то были бы возможны солнечный удар или обморожение, если бы мамы не стирали после луж нашу грязную одежду, то нам, в конце концов, не в чем бы было выходить на улицу, если бы старшие не следили, куда мы суем пальцы и нос, то нас бы «ударило током» и так далее и так далее...Но старшие не могли жить за нас, поэтому не всегда успевали проследить наши движения, и мы начинали попадать в сложные для себя ситуации. Кого ударит током, кто прищемит палец, кто упадет с дерева. Все это начало нарабатывать действие, тормозящее наш интерес к познанию.Дальше, больше. Мы начали общаться с себе подобными, неосознанно реализуя те же цели – познание себя и окружающего мира. Нам было интересно изучить себе подобного, понять себя в общении с ним и, что немаловажно, взять у него то, чего не было у нас самих. Какие то предметы, манеры поведения, высказывания, мысли и многое другое. Но опять мы столкнулись с сопротивлением своим устремлениям. Предметы нам чаще не отдавали, манеры поведения в нашей интерпретации оказывались осмеянными, высказывания в нашем исполнении чаще были не к месту, чужие мысли не объясняли суть явлений.Пошли в школу. Те предметы, которые давались легко, мы еще как-то терпели. Где не удавалось сходу разобраться, пытались всеми силами отлынивать. Если таких предметов было большинство, да плюс к этому не складывались отношения с одноклассниками, то начинали под любым предлогом прогуливать школу.Созревали. Начинали интересоваться противоположным полом. Те, кто нравился нам, чаще всего не обращали на нас внимания, а кто интересовался нами, был для нас в лучшем случае безразличен. Влюблялись и страдали от безответности, ведь более всего хотели, чтобы любили нас, а это редко удавалось. Потому что не каждый понимал, что любят за что-то, а нам хотелось всю жизнь, чтобы любили нас за то, что мы есть.Получался заколдованный круг – наибольшая часть наших устремлений встречала сопротивление окружающего мира. Не помогло и образование. Нас научили читать, писать, объяснили из чего что состоит, где и что расположено, как это взаимодействует. Но самого главного никто не объяснил, и объяснить наверное не мог: Зачем нам все эти знания? Ведь подсознательно мы стремились «иметь», а не «знать». Иметь вкусную еду, хорошую одежду, большой дом, машину, дачу, богатую красавицу-жену (богатого красавца-мужа), должность, звание, признание и все остальное, на перечисление которого не хватит ни бумаги, ни времени для прочтения. Главное, чем больше, тем лучше и при этом самого лучшего качества.Тем более что наглядный опыт окружающих людей показывал, что качество жизни большинства людей из «элиты», мягко выражаясь, не соответствует их образованию. Скорее пропорционально их напористости (нахрапистости, граничащей с наглостью). Поэтому и вывод был сделан однозначный: не надо знать, как и из чего, все устроено и как взаимодействует, а надо знать, что и при каких обстоятельствах делать. Значит главной задачей жизни стало перенимать чужой опыт, накапливать свой и готовиться к борьбе с тем, что будет препятствовать нашим планам. Так образовалась главная жизненная задача – поиск «плохого», т.е. того, что может помешать взять то, что мы захотим. И жизнь стала подобна дороге после дождя, в которой мы искали не сухие места, для того чтобы сделать очередной шаг, а лужи, для того, чтобы в них не наступить. Кто думает, что это одно и то же, пусть убедится в разнице опытным путем.Можно перечислять много конфликтных ситуаций в сознании, в жизни, во взаимоотношениях с окружающими, во внутренних диалогах с собой, но при всем разнообразии этих конфликтных ситуаций в каждом, все они имеют одну основу – ожидание лучшего и борьба с худшим.С возрастом всё это усугубляется понижением энергонасыщенности организма. Даже к 30 годам мы замечаем, что уже сложно с той же прытью бежать к уходящему от остановки автобусу.В таком обилии неопределенностей, во многом представляющимися неразрешимыми, мы подходим к возрасту зрелости. Образование, профессия, семья, дом, карьера – все создано и развивается, а уровень неудовлетворенности почему-то увеличивается, приходиться все больше и больше компенсировать его чем-то положительным: праздниками, круизами, застольями, увлечениями и т.п. Но «компенсаторы», они и есть «компенсаторы», структуру процесса усложняют, а сам жизненный процесс не улучшают, т.е. не решают тех вопросов, которые приносят неудовлетворенность.А самый главный вопрос, который мы даже редко отваживаемся задать. Как получить долгую, лучше вечную, и естественно счастливую жизнь? Вряд ли найдется человек, который не хотел бы жить как можно дольше. Но хотеть и мочь – это две большие разницы.Оказывается, что полученное и получаемое образование, как раз и нужно для того, чтобы создать в своем сознании картину мира (конструктивное мировоззрение), и, используя его, начать строить долгую и счастливую жизнь, в процессе которой продолжать уточнять конструктивное мировоззрение и на его основе получать все более и более кардинальные идеи по улучшению жизненного процесса.Непрерывность этого процесса дает постоянную новизну. Получая ее в объеме своей жизни и своих жизненных связей, мы не выходим за грань доступного, значит не подвергаем себя опасностям.Автор: Игорь ПаламоновИсточник: http://belkon.ru/
 
« Пред.   След. »
Подключиться к кабельному телевидению