Ганс Селье. Стресс без дистресса. 3. В чем цель жизни? Печать E-mail
Цель - указание направления, по которому надо следовать; то, что нужно осуществить, чего нужно достичь; результат, на получении которого сосредоточены усилия и честолюбие. (Словарь Вебстера). Я постараюсь рассмотреть эту проблему глазами, биолога-экспериментатора. В таком контексте слово "цель" может показаться претенциозным, а приписывание цели физиологическому процессу, изучаемому в лабораторных условиях, - тем более. Телеология, или концепция изначальной целесообразности природы, основана на предположении, что природа предпочитает одни события другим, подобно тому, как мы с вами желаем процветания скорее своим семьям, чем чужим. С точки зрения науки такую целесообразность трудно доказать. Я имею в виду другое; нужно предоставить жизни протекать естественным путем, чтобы раскрылся ее врожденный потенциал. Для биолога это вполне приемлемый эквивалент того, что верующие, мудрецы и философы; назвали бы целью жизни.В этом смысле цель жизни - в самосохранении и в реализации врожденных способностей и влечений с наименьшим ущербом и неудачами. Для сохранения душевного равновесия человеку нужна какая-то цель в жизни, которую он считает высокой, и гордость, что он трудится ради ее осуществления. Каждый человек должен каким-то образом высвободить скрытую в нем энергию, не создавая конфликтов с собратьями, и, если возможно, завоевать их расположение и уважение.Цели и средства.Начнем с проведения четкой границы между конечными целями, придающими жизни смысл и значение, и средствами их достижения. Так, деньги никогда не будут конечной целью, они ничего не значат сами по себе, а служат средством, помогающим достичь конечной цели, имеющей для нас безоговорочную ценность. Лишь немногие люди размышляют о коренном различии между целями и средствами, но без осознания этой разницы нельзя обрести душевный покой. Средства нужны только для приобретения того, что мы в глубине души по-настоящему уважаем. У жизнерадостного, уравновешенного человека это стремление к самовыражению и желание заслужить любовь и одобрение ближних.Единственная жизненная установка, при которой средства и конечные цели практически совпадают, - гедонистическая. Для нее нет иных целей, кроме наслаждения (радости изысканной кухни, пассивное наслаждение искусством, путешествиями, природой). Я никого не осуждаю, а только провожу различие между интровертными и экстравертными средствами достижения целей. Восхищаемся ли мы, разделяем ли мы удовольствия гурмана или эстета или остаемся безразличными к ним, их цели всегда интровертны, "замыкаются" в них самих. Совсем другое удовольствие испытывают шеф-повар, музыкант или скульптор: они страстно желают творить и заслужить любовь тех, кому отдают свои творения.Ближайшие цели.Ближайшие цели сулят немедленное удовлетворение. Они не имеют отношения к будущему, вознаграждения такого типа нельзя сберечь, они не накапливаются и не образуют все возрастающего запаса силы и счастья. Единственный их след - приятные воспоминания.Ближайшие цели связаны с получением сиюминутного удовольствия: например, от удовлетворения чувственных желаний, решения трудного кроссворда, вкусной пищи или вина, прогулки по живописной местности. Во всех этих случаях вы получаете удовлетворение, делая то, что вам нравится, и не думая ни о каких будущих благах. Ближайшие цели, как правило, не требуют специальной подготовки, хотя наиболее изощренные из них предполагают развитый вкус. Роскошным обедом насладится всякий, но изощренный вкус гурмана извлечет из него больше удовольствия. Нужна специальная подготовка, чтобы оценить тонкости великих произведений музыки, живописи или скульптуры; потребуется вся жизнь, чтобы испытать радость понимания сложных научных предметов. Выходит, не все удовольствия ближайших целей воспринимаются пассивно; человек ищет их, движимый стремлением выразить себя, как это имеет место в творческой деятельности и играх. Но здесь деятельность и вознаграждение практически одновременны и недолговечны.Отдаленные цели.Поиски приемлемой философии жизни следует начать с самоанализа. Мы должны честно ответить себе, чего мы хотим от жизни. Как и во всех биологических классификациях, категории взаимно перекрываются. Обычно у нас есть две (или более) отдаленные цели, из которых одна почти всегда главенствующая. Позже мы увидим, что все эти индивидуально различные конечные цели сознательно или бессознательно направлены на завоевание любви ближних.Чтобы придать жизни смысл и определенную направленность, нам нужна возвышенная отдаленная цель. Она должна непременно иметь две черты: 1) требовать упорного труда (иначе цель не будет способствовать самовыражению); 2) плоды этого труда не должны быть мимолетными, чтобы непрерывно накапливаться в течение жизни (иначе цель не была бы отдаленной). Философские, религиозные и политические идеалы с давних пор эффективно служили человеку в его поисках отдаленной цели, которой можно посвятить всю жизнь. Если цель недолговечна, то даже страстно и горячо желанная, она может обеспечить мотивацию лишь в данный момент. А отдаленная цель освещает постоянную тропу в течение всей жизни. Она устраняет мучительные, ведущие к стрессу сомнения при выборе и совершении поступков.Кроме того, как я уже говорил, собирание и накопление так же характерно для всего живого, как и эгоизм; собственно, это одно из проявлений себялюбия. Даже многие примитивные животные инстинктивно накапливают предметы впрок. Запасаться пищей и строить жилища - одно из основных биологических влечений, присущее муравьям, пчелам, белкам, бобрам, так же как капиталисту - накопителю денег на текущем счету. Тот же самый импульс побуждает человеческие общества развивать и улучшать системы дорог, телефонов, городов и укреплений, которые кажутся им разумным приумножением удобства и безопасности.У ребенка это влечение проявляется в собирании спичечных коробок, ракушек или афиш. Оно продолжает проявлять себя, когда взрослый коллекционирует марки или монеты. Потребность собирать не искусственно привитая традиция. Владелец коллекции приобретает положение в своем сообществе. Предлагаемая мною линия поведения просто пытается направить этот инстинкт в иное русло - на завоевание любви. Ибо доброжелательное отношение, гарантирующее от нападений собратьев, - неизменная и непреходящая ценность, которую стоит накапливать.Надо признаться, что большинство из нас плохо справляются с этой задачей и тем самым наносят себе урон. Но потребность завоевывать расположение и одобрение остается основной.Инстинкты и эмоции определяют ход жизни, а логика, направляемая разумом, - единственный способ удостовериться, что вы применяете лучшие средства и не сбились с пути. Я уже говорил, что бесстрастную логику используют только, для того, чтобы вернее достичь эмоционально избранной цели.Идеи (научные, философские, литературные) тоже могут возникать интуитивно, без помощи логики. Они осеняют нас внезапно - например, идея написать эту книгу пришла мне в голову вечером, когда я принимал ванну. Но если вы не возьмете их на заметку, не выразите словами - они испарятся, и вам не удастся разумно разработать их с помощью логики.Сознательные цели.И к ближайшим, и к отдаленным целям можно относиться подсознательно, чтобы удовлетворить свои основные побуждения. Но можно и сознательно расставить их как вехи на пути к конечной цели. Сознательные, цели - истинные и мнимые - можно отнести к четырем группам, которые мы здесь бегло охарактеризуем:1. Склоняться перед сильным. Умилостивить бога. Преданно служить верховной власти (королю, королеве, князю), воплощающей и символизирующей отечество или родину. Служить своей стране. Верность политической системе, какой бы она ни была (демократическая республика, монархия и т. д.). Стремиться к благу семьи, жертвуя собой ради супруга (супруги) и детей: "Пусть у них будет то, чего не было у нас, или пусть они делают то, что было нам недоступно". Несгибаемая и непоколебимая приверженность кодексу чести. Сами эти кодексы в разных культурах различны, а порою прямо противоположны. Английский джентльмен старого закала, религиозный фанатик (святой) и член мафии поступают совсем, по-разному, неукоснительно следуя своим кодексам чести.2. Быть сильным. Сила ради нее самой. Слава, рукоплескания масс, получение общепринятых знаков и символов высокого положения. Безопасность, которой нередко добиваются путем приобретения силы и власти. Это стремление обычно становится доминирующим из-за глубокого и часто болезненного чувства неуверенности.3. Дарить радость. Бескорыстная филантропия, дар художественного и научного творчества, забота о детях, доброта к животным, стремление исцелять, короче говоря, желание помогать другим без каких-либо задних мыслей. Пожертвовать миллион долларов на благотворительность или дать горсть орехов обезьяне в зоопарке.4. Получать радость. Все перечисленные выше виды мотивации взаимно перекрываются и дают радость лишь при их удовлетворении. Но остается еще человек, которому чужды все эти мотивы, - настоящий гедонист, который ищет только наслаждений. Он живет сегодняшним днем и делает то, что сулит наибольшее удовольствие тотчас же, сию минуту. Ему все равно, получается ли оно от половой близости, пищи, напитков, путешествий, созерцания произведений искусства или демонстрации своей силы и власти, позволяющих оставить за собой последнее слово, даже если он знает, что не прав.Склоняться перед сильным или быть сильным - это долговременные цели. Плохо ли, хорошо ли, но ими можно руководствоваться всю жизнь. Дарить радость и получать радость - такие цели доставляют немедленное удовлетворение. Хотя все эти цели сознательные, некоторые из них опираются не на законы природы, а на традиции и на веру в официальную шкалу ценностей.Конечная цель.Мне кажется, что конечная цель жизни человека - раскрыть себя наиболее полно, проявить свою "искру божию" и добиться чувства уверенности и надежности. Для этого нужно сперва найти оптимальный для себя уровень стресса и расходовать адаптационную энергию в таком темпе и направлении, которые соответствуют вашим врожденным особенностям и предпочтениям.Унаследованные внутренние факторы играют важную роль, предопределяя не только оптимальный уровень стресса, но и слабость тех или иных органов, более уязвимых при интенсивном стрессе. Конечно, все рожденные на свет должны иметь равные возможности, но у каждого неповторимые ум и тело. Поэтому биолог не может принять столь часто цитируемое и неверно истолкованное заявление из американской Декларации независимости: "Мы считаем самоочевидной истиной, что все люди созданы равными..."К каким бы целям мы ни стремились, связь между стрессом и достижением цели так несомненна, что едва ли стоит долго говорить о ней. Умственное перенапряжение, неудачи, неуверенность, бесцельное существование - это самые вредоносные стрессоры. Они часто служат причиной мигрени, язвенной болезни, сердечных приступов, повышенного кровяного давления, психических расстройств, самоубийств или просто безнадежно несчастливой жизни.Ни ближайшие, ни отдаленные цели не являются подлинной конечной целью, которая служила бы маяком и мерой всех наших поступков. По-моему, следует стремиться к тому, что мы сами - а не окружающее общество - считаем достойным. Но мы должны, во что бы то ни стало избегать краха, унижения или провала. Не нужно заноситься, метить слишком высоко и браться за непосильные задачи. У каждого есть свой потолок. Для одних он близок к максимуму, для других к минимуму человеческих возможностей. Но в рамках своих врожденных данных надо сделать все, на что мы способны, стремиться к высшему мастерству. Не к совершенству - ибо оно недостижимо. Делать его своей целью - значит заранее обрекать себя на дистресс и неудачу. Достижение высокого мастерства - прекрасная цель, к тому же она приносит расположение, уважение и даже любовь ближних. Много лет назад я зарифмовал такую философию. Это может звучать банально, но, когда что-нибудь угрожает моему душевному равновесию или возникают сомнения в правильности моего поведения, я припоминаю две строчки, и они мне помогают: Стремись к самой высшей из доступных тебе целей. И не вступай, в борьбу из-за безделиц.
 
« Пред.   След. »
Подключиться к кабельному телевидению